19:11 

Мир для всех, глава 5.

=Dreamer=
В муках родилась пятая глава. Честно говоря, не слишком доволен результатом. Планировалась вроде бы бойня, а в итоге получилось слишком много соплей. Так что оно пока повисит тут с тегом [бета], а я отвлекусь, развеюсь. Надо проветрить мозги, и взглянуть на всё свежим взглядом — может, и надумается что-то новое.

Да и вообще, пятая глава в определённом смысле — этапная. Всю изначальную задумку "Мира..." можно условно разделить на две части, и пятая глава — это концовка первой из них. Главные сюжетные линии подошли к переломному моменту, некоторые второстепенные — завершились, другие только-только начинаются. Самое время оглянуться назад, всё переосмыслить, посмотреть, что получается и что нет. Собрать какие-то мнения.
Глядишь, и результат как-то улучшится.

Обновлено: немного пофикшено, вроде похоже на финальное состояние.

Глава 5.

    Колонна из восьми боевых машин уверенно продвигалась по магистрали.
    Марш сделал всё строго по инструкции: Лета прикрывала их сверху, Шквал мчался по соседней улице и контролировал фланг, на другой фланг и в авангард тоже было назначено по разведчику. Помимо собственных бойцов, под командование Марша попали старые знакомые – отделение "синих" из их тренировочного боя на заброшенном заводе. Так что они легко нашли общий язык. И вот четверо самых быстрых следили за обстановкой вокруг, защищая остальных от неожиданной атаки.
    Однако Маршу было неспокойно. Инструкции хорошо помогали в стандартных ситуациях на тренировках, но в реальном бою что-то обязательно пойдёт не так. И тогда кто-то заплатит за это дорогую цену. Может быть – самую дорогую из всех возможных.
    Пока товарищи наполняли эфир несерьёзным трёпом, Марш снова и снова прокручивал в голове варианты развития операции. На нём, как командире, лежала наибольшая ответственность за исход этого боя. Он не имел права ошибиться.
    Память настойчиво подсовывала эпизоды из прошлого. Случайная смерть шахтёра. Тренировочный бой, когда он, командир, оставил товарищей под огнём, а сам оказался далеко. Это не должно было повториться вновь. Нет, ни в коем случае не должно!..
    Мысли Марша прервало неожиданно пришедшее сообщение. "От Шквала – всему отряду; с пометкой "важно"". Неужели он что-то обнаружил?! Но почему тогда такой странный способ связи?
    Марш открыл сообщение – там оказался вложенный файл с изображением. Мысленно ругая друга за необходимость тратить драгоценные секунды неизвестно на что, он загрузил файл…
    Фотография. Снято, видимо, только что, когда они пересекали очередную улицу, и Шквал поймал вид на колонну между домов. На фотографии несколько автоботов, но в центре он, Марш.
    И подпись: "Марш – на марше". Вот же треклятый юморист!
    В эфире раздались смешки: не он один поспешил ознакомиться с файлом.
    Марш активировал коммуникатор. Нужно проявить строгость.
    – Боец Шквал. Сосредоточьтесь на выполнении своих обязанностей. Шутки могут подождать до завершения операции.
    – Есть сосредоточиться на выполнении обязанностей! – бодро отозвался Шквал под общий смех…
    А через несколько минут авангард доложил, что обнаружил противника.
    Автобот из отделения "синих" притормозил перед выездом на большую площадь; и, как оказалось, абсолютно правильно. Осторожно выглянув из-за угла, он засёк на противоположной стороне открытого пространства вражеский конвертоплан. Аппарат не двигался, зависнув ниже уровня крыш окружающих зданий.
    Марш увидел бойца авангарда, когда тот выбежал навстречу колонне, отчаянно жестикулируя. Автобот всеми способами призывал соблюдать тишину – в том числе и в эфире.
    – Что? – вполголоса спросил Марш, подъехав и трансформировавшись.
    – Десептикон на площади, – так же шёпотом ответил автобот. – Наблюдает и ещё, должно быть, ведёт радиоразведку. Тихо!
    Курсанты сгрудились в квартале, примыкающем к площади. Каждый невольно постарался присесть или хотя бы пригнуться. Здания по сторонам скрывали их от десептикона, но если бы они вышли на площадь или попытались пересечь боковые улицы, тот бы непременно их увидел.
    – Что будем делать? – спросил командир второго отделения Вираж.
    Все вопросительно посмотрели на Марша.
    – А что тут думать? – опередил друга Шквал. – Нас же больше! Атакуем вместе, и всё тут.
    – А вдруг… – подала голос Радуга, автоботка из второго отделения. – А что если он нас?.. ну, того… – она оглянулась на своих, ища поддержки.
    – Да не должно бы… – ответил ей кто-то. – Он же всего один, а нас двенадцать. Разве он сможет победить нас всех?
    – Ну а даже если и не всех, но хоть кого-то? Так что, лучше?! И вообще, почему мы должны нападать на него?! Что он делает здесь один? Может, он хочет нам сдаться, а мы собираемся его убить! Так ведь… неправильно…
    Этот вопрос волновал и Марша. Он должен отдать приказ атаковать, массово и внезапно – атаковать того, кто никак не продемонстрировал свою враждебность? Или же попробовать вступить в контакт, дать ему возможность показать свои намерения – и потерять преимущество?
    Он – именно он, командир – должен принять решение.
    – Нам нельзя нападать на тех, кто не сделал нам ничего плохого, – продолжала тем временем Радуга. – Как вы можете быть такими агрессивными? Мы же не десептиконы!
    – Думаешь, они хотят мира?! – Шквал возмущённо махнул рукой в сторону конвертоплана. – Это ради мира они напали на наш город?! Что за глупости!..
    Марш совсем не хотел продолжения этой дискуссии на повышенных тонах. Дальше тянуть с решением было нельзя.
    – Так, отставить споры! – он резко выпрямился. – Будем действовать в соответствии с планом. Если мы просто ломанёмся на врага толпой, то лишь помешаем друг другу, а для него окажемся идеальными мишенями. Нужно рассредоточиться, выбрать позиции…
    Он на секунду задумался.
    – Мы… Мы поступим так! Я первым выйду на боковую улицу, привлеку внимание десептикона и потребую от него сдаться. В моих руках не будет оружия, и он поймёт, что я готов к диалогу.
    – Ты рискуешь, – заметила Монета.
    – Да, верно. Поэтому я надеюсь, что меня будут прикрывать. Кто-то должен выйти с другой стороны на соседнюю улицу, и быть готовым стрелять. Это – тоже опасно. Кто готов?
    Повисла пауза. Марш переводил взгляд с одного автобота на другого, но все они молчали.
    – Я пойду, – сказал наконец Вираж. – Всё-таки это наша работа.
    – Хорошо, – кивнул Марш. – Тогда остальные рассредотачиваются за нашими спинами и занимают позиции для стрельбы. Моё отделение – со мной, "синие" – с Виражом. Если десептикон решит сопротивляться – открываем огонь. Задача ясна? Начали!..
    Даже спустя много времени Марш снова и снова возвращался мыслями к этому дню. Мог ли он изменить что-нибудь? Как бы поступил на его месте другой, более опытный командир?
    Десептикон, увидев двух врагов: одного, тычущего в него пальцем и что-то кричащего, а второго с оружием в руках – без колебаний выбрал приоритетную цель. Конвертоплан содрогнулся всем корпусом, и мощный ракетный залп вырвался из-под его днища в направлении одной из улиц – другой, не той, где стоял Марш.
    Командир автоботов схватился за бластер, но не успел ничего сделать. Из-за его спины хлестнула по десептикону точная короткая очередь. Конвертоплан вспыхнул, на пару секунд застыл в воздухе, а потом резко осел вниз. Ударившись о землю, он взорвался, разбросав по площади горящие обломки.
    Отворачиваясь от летящих фрагментов брони, Марш поискал глазами стрелка. Позади него поднялся с колена Шквал.
    – Легче лёгкого, – кивнул он, указывая на свой дымящийся бластер.
    А потом они услышали крик – пронзительный, отчаянный. Поняв, откуда идёт звук, Марш бросился на соседнюю улицу…
    Возможно, конвертопланы специально проектировали так – в расчёте на один удар. Потом те, кому повезло, уходили на долгую перезарядку, а неудачники встречались с землёй раньше желаемого срока.
    А может быть, и нет, может это был какой-то несерийный аппарат. Но так или иначе, полный залп конвертоплана обладал сокрушительной мощью.
    Марш даже не сразу узнал лежащий на земле корпус. Ракеты выворотили грудь транстектора, превратив все внутренние узлы в неидентифицируемое месиво. В том месте, где должна была быть кабина, не осталось ни прозрачного колпака, ни силового каркаса. Ни – того, кого они должны были защитить.
    Рядом застыли транстекторы Радуги и ещё двоих "синих". Робот автоботки стоял на коленях с открытой кабиной; двое других держали его за руки. Должно быть, они хотели остановить её, но Радуга откинула колпак и выпрыгнула наружу. Пока другие мешкали, она успела добежать до разрушенного транстектора.
    Запрыгнув на броню, автоботка принялась разбирать искорёженные горящие детали.
    – Вираж… Вираж… – шептала она, погружая руки прямо в огонь и не замечая этого. – Вираж, ну что же ты так…
    Другие "синие" наконец-то выбрались из своих кокпитов.
    – Радуга, перестань… – сказал один, подходя ближе. – Тут уже ничего не сделаешь…
    И вот тогда Марш вновь услышал этот отчаянный крик.
    – Не-е-ет!!! Не-е-т, Вираж!.. Вираж!..
    Радуга вскочила, дико оглянулась по сторонам, и тут увидела Марша.
    – Ты! – она сжала кулаки. – Это всё из-за тебя! Это ты приказал ему выйти первым!
    Автоботка угрожающе двинулась в его сторону, но ей помешал Шквал. Появившись из-за спины Марша, он подхватил Радугу и поднял её в воздух.
    – Что ты несёшь?! Он же ни в чём не виноват. Вираж сам вызвался…
    – Пусти! – она беспомощно забилась в железной хватке транстектора. – Пусти меня! Ты врёшь! Ты с ним заодно!..
    Ещё один "синий" направился к ним.
    – Немедленно поставь её на землю! – крикнул он Шквалу.
    Но от внимания Марша не ускользнуло, что другой "синий" сделал несколько шагов назад, к своему транстектору. Они что, собираются драться?! Действительно собираются драться со своими?!
    – Перестаньте… – неуверенно начал он.
    – Ей, а ну резко сдали назад! – присоединился к конфликту Буфер. – Вы должны слушаться своего командира. Марш, скажи им!
    – А почему этот командир подставил нашего друга?! – выкрикнула в ответ Радуга. – Это его вина! Я же говорила, что нам не нужно атаковать! Говорила!!!
    Марш беспомощно переводил взгляд с одного бойца на другого. Ситуация грозила вот-вот взорваться. Что он должен предпринять как командир? Что сказать, как оправдаться перед ними?.. Он думал, что знал их, а оказалось, что совсем нет. Если бы он мог подобрать правильные слова, которые достигнут каждого…
    Но если правильных слов нет, остаётся одно – прибегнуть к спасительным инструкциям. Тогда…
    – Хватит. – Марш постарался вложить в голос как можно больше холодной решимости. – Шквал, отпусти Радугу. Буфер, ты тоже остынь. У нас есть задание, и мы его выполним. Если кто-то не согласен с моими решениями, то он может доложить об этом командованию. Но – только после окончания операции. Тогда это дело будет рассмотрено трибуналом, и он определит, какого наказания я заслуживаю. И точно так же трибунал будет решать, что делать с теми, кто ослушается приказа, если такое произойдёт. Это понятно?
    Никто из курсантов не ответил, но опущенная на землю Радуга больше не рвалась на Марша с кулаками. Тогда он кивнул:
    – Раз всё понятно, трансформируемся, и двигаемся дальше…
    Остаток пути автоботы проделали в гробовом молчании.
    Назначенный им сектор встретил защитников тишиной и запустением. Марш остановился и огляделся.
    Магистраль здесь сворачивала на юг, выгибаясь дугой в сторону предполагаемого нахождения противника. На той стороне – стандартные рабочие кварталы. А на этой вдоль дуги, на некотором расстоянии друг от друга, расположились четыре приземистые башни.
    Марш трансформировался и подошёл поближе. Нет, это не были сторожевые башни – просто заброшенные производственные корпуса, где раньше, должно быть, выполняли монтаж чего-то габаритного. Но у них толстые стены и высокие прочные перекрытия. А значит, там можно держать оборону.
    Вот только башни окружены кучей мелких построек, хлипких настолько, что, кажется, выстрели – и заряд прошьёт их все насквозь. Они не смогут послужить защитой, но успешно скроют врага, если тот вдруг задумает обойти автоботов. Их стоило бы снести, но времени на это нет. Значит, придётся усилить бдительность, особенно на флангах.
    Марш указал рукой на башни:
    – Автоботы! Занять эти здания и приготовиться к обороне. Нас… – он запнулся, – нас одиннадцать, значит, разделимся на четыре группы так. Вы трое, – кивнул он группе "синих", – отправляйтесь в крайнюю левую башню. Радуга, Метеор, ваша башня – крайняя справа. Буфер, ты тоже иди с ними. Все, будьте крайне внимательны и следите за флангами.
    Когда шестеро автоботов тронулись, Марш вызвал Буфера по закрытому каналу.
    – Ты присмотри за Радугой, хорошо? – сказал он. – Надеюсь на тебя.
    – Будет сделано, командир! – отозвался здоровяк.
    Теперь их осталось пятеро на две башни.
    – Марш, а Марш, – подала голос Лета, – мы ведь будем в одной команде, да? Ты ведь не оставишь меня?
    Марш отрицательно покачал головой.
    – Лета, ты одна среди нас можешь летать. На тебе разведка и поддержка с воздуха тех, кому придётся труднее всего. Шквал и Напалм, возьмите себе вторую башню справа. А мы с Монетой будем во второй слева.
    – Как?! – Лета не смогла удержать возмущённый возглас. – Ты – будешь с ней?! Вдвоём?!
    – Приказы не обсуждаются, – со злостью отрезал Марш.
    Ей пришлось подчиниться. Автоботка поднялась в воздух, остальные разъехались по своим постам.
    Долго потом в эфире стояла тишина. Никто не хотел нарушать молчание, и рассерженная Лета тоже разделяла общее мнение, хоть и по другим, своим причинам. Но наступил момент, когда она открыла канал связи и прошептала только одно слово:
    – Идут…
    Марш отозвался немедленно:
    – Лета! Лета, ты видишь их?! Сколько их? Передай картинку!..
    Она не успела ответить. Эфир взорвался сразу множеством голосов.
    – Контакт! Огневой контакт! – это Буфер, с несвойственным для него волнением…
    – Они здесь! Они стреляют в нас!.. – это Радуга…
    – Уходи оттуда, сейчас накроет… – это Метеор, второй из "синих"…
    Весь заброшенный сектор сразу ожил, наполнившись звуками боя. Правый фланг обороны автоботов схлестнулся с противником – пока ещё неизвестно, каким.
    – Лета! – закричал Марш в коммуникатор. – Мне нужна информация!
    – Я не могу, я под огнём… Не сейчас!
    – Буфер, Радуга?!
    – Мы все здесь погибнем! – девичий голос.
    – Тихо, не паникуй! – это здоровяк. – Марш, здесь жарко, но мы держимся. Э-э-эх, чуть не задело…
    Марш почувствовал, что теряет контроль над происходящим. С его позиции были видны всполохи лазеров, издали доносились разрывы снарядов, но ни о расположении врагов, ни об их количестве он не имел ни малейшего представления. Перераспределить силы, послать помощь, или приказать отступать?.. Не зная, что там происходит, не владея тактической информацией со сканеров и даже отчётами бойцов, он не мог отдавать правильные приказы.
    – Шквал! Шквал, приём! – Марш попробовал связаться со второй башней. – Шквал, ты видишь, что творится на севере?
    Шквал ответил быстро и по делу.
    – Там танки, Марш. Много танков ведут массированный обстрел башни, где укрылись Буфер и остальные. Стены у неё крепкие, но слишком долго они не выстоят. Лета пытается поддержать их с воздуха, но ей приходится туго. Мы тут тоже стреляем, когда удаётся поймать между домами кого-то в прицел. Вот, сейчас…
    Шквал отвлёкся, и командир услышал вдали новую серию выстрелов. Не медля ни секунды, Марш связался со штабом и обрисовал ситуацию. "Ждите, подкрепление будет", – последовал лаконичный ответ, и штабной офицер отключился.
    – Марш! – вновь активировал связь Шквал. – Марш, мы должны помочь им! Разреши нам с Напалмом выдвинуться к Буферу. Отсюда очень сложно стрелять, а там мы будем куда полезнее!
    – Нет, Шквал, нельзя разрывать линию обороны. Оставайтесь на месте, – сказал Марш, и сразу же пожалел об этом.
    – Ты!!! – взвилась Радуга, слышавшая весь разговор. – Ты хочешь, чтобы нас всех здесь убили?!
    Марш проклял свою неосмотрительность.
    – Радуга, успокойся, – как можно более убедительно сказал он. – Стены башни достаточно надёжные, они защитят вас. Я вызвал подкрепление. Нам надо только продержаться до тех пор, пока не придёт помощь. Это не так долго.
    – Успокоиться?! Это ты мне говоришь? Да какое ты имеешь право, прячась где-то там, что-то говорить мне?!
    – Радуга, уймись! – возник в эфире встревоженный голос Буфера. – Забудь про всё, что происходит "там"! Сейчас важно только то, что здесь. Нас всех размажут, если ты не сосредоточишься!
    Взрывы зазвучали с удвоенной силой, и связь прервалась.
    – Буфер, Радуга, я посылаю вам помощь! – закричал Марш. – Так, левая башня, ответьте! Отбойник, немедленно отправляйся к Буферу.
    – Почему я?! – испуганно отозвался названный. – Я что, крайний?!
    – Отставить разговоры! Выполняй приказ! – Марш всё больше нервничал.
    – Марш, Марш! – вклинился в эфир Шквал. – Я собрал всю доступную информацию и сделал тактическую карту. Высылаю её тебе.
    – Хорошо, Шквал. – Маршу было не до него. – Продолжай наблюдение. Так, Отбойник…
    – Марш, Марш!.. – всё суетился Шквал. – Тут группа десептиконов заходят к первой башне с фланга…
    – Я понял, наблюдайте. Отбойник…
    – Я не хочу туда! – это "синий".
    – Там же твои друзья!
    – Ты специально это сделал! – взвизгнула Радуга. – Почему ты не послал сюда Шквала?! Ведь он ближе! Ты хочешь подставить нас, и прикрыть своих!
    – Ты не смеешь так говорить…
    – Смею!
    – В её словах есть смысл, – согласился Отбойник.
    – Отбойник, ты же не оставишь товарищей в беде! Если ты не поторопишься, их могут…
    – Эй, хочешь выставить меня предателем?! Не выйдет! Я пойду туда. Я защищу своих друзей. Но потом я вернусь, и мы спросим с тебя…
    – Да, давай! – крикнула Радуга. – Давай, сначала мы победим десептиконов, а потом разберёмся и с ним!
    Обстановка в эфире всё больше накалялась.
    – Радуга, хватит тебе, – это Буфер.
    – Ты заблуждаешься относительно моих намерений… – это Марш.
    – Ты – убийца! Ты – такой же, как они! – это Радуга.
    – Нет, это не так…
    – Сейчас я задам им, а потом и тебе…
    Их прервала новая серия взрывов. Сквозь грохот Марш смутно разобрал голоса Шквала и Буфера:
    – …вытащите её оттуда!..
    – …мы не можем туда пробраться!..
    Что там у них происходит? Лишь бы эта автоботка не натворила дел!
    – Радуга, послушай… – снова начал Марш, – …я не убийца, я не хотел…
    И вдруг резкий крик Шквала:
    – Командир, Радуга в беде! Нужно её спасти!
    Как в беде?! Он же отправил им подкрепление!
    – Я послал туда Отбойника… – ответил Марш. – Он должен прибыть…
    – Это слишком долго! Нужна срочная помощь! Ты слышишь – срочная!
    – Я… я не знаю… – Марш растерялся. – Буфер?..
    – Буфер, выручай! Ты должен!
    – Нам быстро не выбраться…
    – Марш, сделай что-нибудь!
    Он попробовал выяснить, где находится Отбойник – и не получил ответа.
    – Я не могу связаться с подкреплением… Надо ждать…
    – Да ты хоть что-нибудь можешь? Отбойник, где ты? – взволнованный голос Шквала.
    – Эй, что ты делаешь? – это снова Буфер.
    – Буфер, что происходит? Буфер? Шквал?
    – …остановись…
    – …получайте, получайте!.. – далёкий девичий голос в эфире.
    – Радуга?! Радуга!!! Радуга…
    – Прекращай, Марш, – вдруг сказал Буфер. И добавил: – Она тебя уже не услышит.
    В эфире наступила неожиданная тишина.
    – Что там случилось? – спросил Марш упавшим голосом.
    – Её переклинило. Она, должно быть, решила, что победит всех в одиночку, и пошла в самоубийственную атаку.
    – Она… Её больше?..
    – Да.
    – Я… Я не…
    – Ты ни в чём не виноват, Марш. Никто не знал, что оно так обернётся. Так что не вини себя…
    Но Марш не слышал его. Он полностью погрузился в себя, забыв про все контакты с внешней средой. Всё и так было понятно. Он – ошибся. Он виноват в двух смертях за один день. Неужели своими решениями он убил двух подчинённых?
    – Мы… Мы не должны совершать таких ошибок, – шептал он в ответ своим мыслям, нисколько не заботясь о том, кто услышит его слова. – Никто не должен погибать так… Есть же инструкции. Я ведь знал, я помнил… И всё равно… всё вышло, как тогда…
    – Как с Динамитом? – спросили из-за спины.
    Он судорожно кивнул.
    – Значит, я всё-таки была права, – удовлетворённо сказала Монета.
    Марш даже почти не удивился, когда, обернувшись, увидел направленный на него бластер.


*    *    *



    Наблюдать было невыносимо.
    Шквал заметил ещё одну группу десептиконских танков, опрометчиво показавшуюся среди зданий, и открыл огонь. Его сразу же поддержал Напалм.
    Но на такой большой дистанции результативность стрельбы у курсантов была низкой. Десептиконы сосредоточились на крайней правой башне, практически игнорируя других автоботов. Вражеские снаряды снова и снова врезались в укрепление, вырывая из стен фрагменты арматуры и целые плиты.
    Наконец кто-то из защитников крайней башни начал огрызаться в ответ. Прицельный огонь с близкого расстояния заставил десептиконов отступить, оставив две дымящиеся машины. Впрочем, это никак не изменило положения автоботов на правом фланге. Таких танковых групп, то появляющихся, то вновь скрывающихся между домами, Шквал насчитал уже больше десятка. И вместо отступающего отряда где-то в другом месте неизменно обнаруживался новый.
    – Проклятье! – Шквал врезал кулаком по стене. – Проклятье! Проклятье! Пока мы сидим здесь, наших друзей методично расстреливают! Ну почему мы не помогаем им?!
    Новый удар раскрошил кусок стены.
    – Не кипятись ты так, а то от нашего убежища ничего не останется, – пробурчал Напалм. – Не забывай: у нас есть приказ, и мы должны его выполнять.
    – Приказ? А что приказ? – Шквал был раздражён. – Разве приказ не может быть ошибочным? Разве нам на месте не лучше видны детали? Хочешь взглянуть на тактическую карту, которую я отправил Маршу? Вот – смотри!
    Автоматическая система боя давно просчитала все возможные варианты. Полезность двух автоботов, находящихся во второй правой башне и лишь изредка ведущих огонь, стремилась к нулю. При перемещении этих автоботов в первую башню – в гущу сражения – их полезность значительно возрастала. Но самым лучшим вариантом система боя признала фланговую атаку на расположение противника. Скрываясь среди зданий и нанося точные удары по врагу, как только что делали сами десептиконы, два курсанта могли повлиять на исход сражения больше, чем кто-либо другой.
    Эти тактические выкладки Шквал и предъявил удивлённому товарищу.
    – Откуда ты это взял? Хочешь сказать, этому можно верить?.. – с сомнением спросил Напалм.
    – Абсолютно. Я… – тут Шквал улыбнулся, – я не первый раз занимаюсь моделированием боя. И результаты всегда сходятся, можешь не сомневаться. Представляешь, что было бы, если бы мы атаковали десептиконов в соответствии с этими выкладками?!
    – Даже не знаю… – протянул Напалм. – Кажется, в этом есть логика, но действовать без приказа, самовольно…
    Шквал прекрасно понимал, почему его напарник колеблется. Ему и самому было не по себе от мысли нарушить приказ наблюдать отсюда за сражением у первой башни. В своей автоматической системе боя он был уверен на все сто процентов, но, кажется, одной его уверенности было недостаточно для принятия однозначного решения. Где-то на уровне подсознания Шквал понимал, что сорвись сейчас Напалм с места с криком "В атаку!" – и этого хватило бы для того, чтобы и он сам бросился следом. Но Напалм сомневался больше самого автора системы. Нужен был какой-то толчок, какая-то новая информация для того, чтобы сделать выбор.
    Шквал прислушался к радиообмену. Что там делает Марш? Может, он наконец поймёт своего подчинённого и подкинет ему правильную мысль? Или наоборот, допустит ещё одну ошибку и окончательно склонит чашу весов?
    Марш в эфире ругался с Радугой.
    – Ты – убийца! Ты – такой же, как они! – кричала "синяя".
    – Нет, это не так…
    – Сейчас я задам им, а потом и тебе…
    С той стороны магистрального канала вновь раздались выстрелы, и угол крайней правой башни заволокло дымом. Шквал поискал врагов в прицел: бесполезно, прячутся за домами.
    Он перевёл взгляд на башню – как там тройка автоботов, справляется? Башня отвечала частым беспорядочным огнём. Её команда держалась, но, кажется, была уже на пределе.
    Внезапно от крайнего укрытия автоботов взметнулись вверх клубы серой пыли. Шквал напрягся, почувствовав беду. Долгие секунды, пока оседала пыль, прошли в томительном ожидании. А потом он увидел рухнувшую стену; и стоящую в проломе на виду у врага Радугу. Растерянно оглядываясь по сторонам, она медленно стряхивала с себя бетонную крошку, ещё не до конца понимая, что произошло.
    – Радуга, прячься!!! – заорал Шквал.
    Она вроде бы услышала его, задумчиво наклонила голову, но не двинулась с места.
    – Буфер, Метеор, вытащите её оттуда!!!
    – Шквал, мы не можем туда пробраться! Мы в другом отсеке, а проход завалило…
    Пыль осела, и десептиконы заметили Радугу. Первый снаряд разорвался за её спиной.
    Шквал чувствовал, что должен что-то сделать. В коммуникаторе открылся общий канал.
    – Командир, Радуга в беде! Нужно её спасти!
    Марш ответил не сразу.
    – Я послал туда Отбойника… – в его голосе звучала неуверенность. – Он должен прибыть…
    – Это слишком долго! Нужна срочная помощь! Ты слышишь – срочная!
    – Я… я не знаю… Буфер?..
    – Буфер, выручай! Ты должен!
    – Нам быстро не выбраться…
    Надежды на спасение Радуги таяли с каждой секундой.
    – Марш, сделай что-нибудь!
    – Я не могу связаться с подкреплением… Надо ждать…
    – Да ты хоть что-нибудь можешь? Отбойник, где ты?
    Нет ответа…
    – Эй, что ты делаешь? – раздался вдруг голос Буфера. – Остановись!..
    И тут же рядом прильнул к оконному проёму Напалм:
    – Смотри! – он указал на башню.
    Шквал не поверил своим глазам, когда увидел, что транстектор Радуги спускается в магистральный канал. Автоботка стреляла не переставая – один из вражеских танков уже дымился, но прочие и не думали отступать. Десептиконские снаряды ложились всё ближе и ближе.
    Вот Радуга на секунду скрылась из виду, спрыгнув ни дно канала, но тут же показалась вновь. Карабкаясь на магистральную трубу, она была вынуждена убрать оружие, и противник не замедлил этим воспользоваться. Несколько прицельно выпущенных снарядов попали в транстектор, Радуга покачнулась и упала на одно колено.
    Трансформируясь на ходу, Шквал рванулся наружу. "Только бы успеть!" – пульсировала в голове одна единственная мысль.
    Посередине магистрального канала была технологическая дорога, достаточно широкая, чтобы там мог двигаться его транстектор. Шквал прыгнул, разворачиваясь на лету – металлическое покрытие дороги загудело от удара, но не треснуло – и курсант помчался в сторону первой башни.
    – Что происходит? – догнал его возглас Напалма.
    – Её, наверное, перемкнуло, и она решила, что единственный выход – это самоубийственная атака. Мы должны вытащить её! Поднажми! – Шквал не видел, но чувствовал, что напарник не оставит его одного.
    Они не успели.
    Два автобота преодолели уже больше половины пути, когда пара прямых попаданий повалила транстектор "синей". Откинув колпак, Радуга выбралась наружу. В руке автоботки блеснул маленький бластер, и серия коротких вспышек расчертила броню ближайшего танка. "…получайте, получайте!.." – донёс эфир её нервный крик.
    Десептиконы не стали тратить ещё один снаряд. Будто в замедленной съёмке, Шквал увидел, как лазерный луч прошёл точно через то место, где стояла Радуга. Секунду она удивлённо смотрела на отрезанную руку с оружием, на капающий с плеча расплавленный металл. Потом тело автоботки развалилось на четыре части и упало на дно канала.
    Потрясённый случившимся, Шквал на какие-то мгновения потерялся. Словно забыв, где находится, автобот сбросил газ и позволил транстектору медленно катиться вдоль магистралей. Он не успел помочь ей… Как, как такое могло произойти?!
    Автоматическая система боя вернула курсанту ощущение реальности. "Опасность, – сообщила бездушная программа. – Нахождение в прямой видимости у многочисленного противника. Рекомендуется немедленное перемещение в укрытие".
    Решение было принято за наносекунду.
    – За мной! – крикнул Шквал Напалму, трансформируясь и прыгая с магистрали налево, в сторону территорий, занятых десептиконами.
    Курсанты пробежали три квартала вглубь района, свернули назад, подальше от видевших их отрядов, и ещё через пару кварталов наткнулись на узкий неприметный переулок. Здесь они остановились.
    – Что будем делать? – озираясь по сторонам, спросил Напалм.
    – Ты ещё спрашиваешь? – порывисто воскликнул Шквал. – После всего, что произошло?! Мы будем мстить! Мы будем бить десептиконов – до тех пор, пока от них не останется даже ржавых болтов!
    – У тебя есть план?
    – А тебе что, нужен какой-то особый план? Я же показывал тактические выкладки. Будем действовать, как там сказано: неожиданный удар, отступление прежде, чем враг поймёт, что происходит, и новая атака в другом месте.
    – Думаешь, получится?
    Напалм по-прежнему колебался. Нужно было приободрить его.
    – Не сомневайся! – Шквал хлопнул товарища по плечу. – Вот увидишь, всё будет отлично. Нам ещё благодарность объявят!
    Автоботы покинули своё укрытие и двинулись обратно на север. Одинаковые кварталы сменяли друг друга: один, второй, третий… Наконец, на восьмом Шквал предупреждающе вскинул руку.
    Напалм дёрнулся в сторону и прижался к стене:
    – Что?
    – Нашли, – ответил Шквал и указал в переулок: – Там. Давай на счёт "три"…
    Они выскочили вместе и вместе открыли огонь, так что десептикон даже не успел ничего предпринять. Занятый обстрелом первой башни, он не ожидал атаки с тыла. Слабая кормовая броня выдержала лишь три-четыре первых попадания, а потом танк вспыхнул и взорвался.
    Грохот взрыва разнёсся по району, и словно в ответ на соседних улицах заурчали движки.
    Автоботы переглянулись.
    – И что теперь? – спросил Напалм.
    – Вперёд!
    Шквал рванулся в сторону ближайшего перекрёстка, свернул на перпендикулярную улицу, и тут же прыгнул, увидев перед собой десептикона. Приземлившись позади него, курсант вскинул бластер и нажал на спуск. Танк начал поворачивать башню в сторону обидчика, но тут впереди появился Напалм. Должно быть, десептикон растерялся: башня замерла, потом стала поворачиваться обратно, однако драгоценные секунды уже были потеряны. Вдвоём автоботы быстро прикончили и второго противника.
    – Отлично! Так и продолжаем! – крикнул Шквал и побежал дальше.
    Автоматическая система боя вела юного воина вперёд так же безошибочно, как и на тренировках. Переулок… ещё переулок… стремительный бросок вдоль широкого проспекта: здесь он на виду, надо быстрее преодолеть открытое место. Враг: обойти по кругу… переулок, поворот… а вот и он – смотрит в другую сторону. Выстрел, выстрел – и дальше, не останавливаться, подсчитать поверженных десептиконов можно будет и потом…
    Шквал не заметил, когда потерял Напалма. Просто в один момент вражеский снаряд попал ему в спину, и он обнаружил, что его никто не прикрывает. Повреждение было несильным – выстрел лишь задел по касательной плечо – но, обернувшись, Шквал увидел сразу два десептиконских танка. И это в тот момент, когда сам автобот подбирался сзади к ещё одному врагу!
    Драться сразу с тремя десептиконами не входило в его планы. Шквал резко свернул в переулок, трансформировался в автомобиль и помчался прочь. Пара снарядов ударили в угол здания, у которого он только что стоял, но курсант был уже вне зоны поражения. Он проскочил соседнюю улицу, на следующей свернул направо, а потом налево – стараясь уйти с прямой линии и скрыться за зданиями.
    – Напалм, где ты?! – улучив секундную передышку, крикнул Шквал в коммуникатор.
    – Тут… воюю… – последовал неопределённый ответ.
    На следующем повороте Шквал вновь наткнулся на десептикона, и ему стало не до напарника. Автобот трансформировался и прыгнул врагу за спину, надеясь вновь воспользоваться той же тактикой. Выстрел, выстрел… Враг поворачивает башню – не беда, можно просто упереться в неё корпусом, и он не сможет ничего сделать.
    Но тут из бокового прохода на улицу выкатились ещё два танка. "Эй, вы же не будете стрелять, когда мы схватились врукопашную?!" – успел подумать Шквал. "Вы же побоитесь задеть товарища?"
    Когда рядом взорвался снаряд, курсант понял, что заблуждался. Его вынудили отступить – он трансформировался, упал на колёса и устремился к ближайшему перекрестку. Ещё несколько снарядом разорвались рядом, осыпав машину осколками.
    Достигнув другой улицы, Шквал свернул и помчался по ней. Резина даже задымилась – быстрее, быстрее! Враги наверняка будут преследовать его, а значит, на следующем перекрестке опять надо поворачивать. Торможение, поворот налево – десептиконы! Направо – тоже десептиконы!
    Новое ускорение в единственном оставшемся направлении – прямо. Это плохо, очень плохо! Танки позади уже точно вышли на прямую, они видят его и сейчас начнут стрелять!
    Следующий перекресток – куда теперь?! Слева враги, справа враги, впереди тоже кто-то движется!
    "Вверх", – подсказала автоматическая система боя, отметив крышу низенького здания, до которой он мог допрыгнуть. Шквал трансформировался и рванулся на обозначенную площадку.
    Какие-то секунды все было отлично, и Шквал даже решил было, что спасён. Потом крыша не выдержала вес транстектора, и он провалился вниз…
    
    Внутри было темно. Скудный свет проникал с улицы лишь через оставленную Шквалом дыру, да ещё небольшие, хаотично разбросанные по стенам отверстия… пробоины?
    Автобот огляделся. Помещение, должно быть, когда-то служило складом, но в последнее время почти не использовалось. Сейчас оно пустовало, и лишь кое-где в полумраке угадывались какие-то ящики и контейнеры.
    Эх, жаль, что их так мало! Можно бы было соорудить баррикаду и обороняться до прихода подкрепления. В хорошем укрытии он мог бы продержаться долго, и подстрелил бы изрядное число десептиконов. Командование наверняка отметило бы это благодарностью.
    Внезапно ближайшие к нему контейнеры зашевелились. Шквал схватился за оружие, и тут услышал знакомый голос:
    – Не стреляй!
    То, что он принял за контейнеры, чуть приподнялось от пола, обретая очертания знакомой фигуры с кабиной в груди.
    – Напалм! – воскликнул Шквал.
    – Я, я. Тихо ты… – вполголоса сказал Напалм.
    – Как здорово, что я тебя нашел! Куда ты пропал?! – юный воин громко выражал свои эмоции, не обратив внимания на слова напарника.
    Где-то недалеко прогремел взрыв. Шквал в ответ воинственно потряс бластером:
    – …Теперь, когда мы снова вместе, мы покажем этим десептиконам!!!
    Напалм ещё что-то невразумительно вскрикнул, а потом вдруг рывком поднялся и бросился на сокурсника. От неожиданного толчка в грудь Шквал упал и откатился к дальней стене. Напалм рухнул сверху.
    – Ты что?!! – задохнулся от возмущения Шквал.
    – Тихо! Замри! Лежи!
    Где-то опять прогремел взрыв. Потом ещё один, и ещё.
    Напалм вытянул руку, указывая на наружную стену:
    – Смотри!
    И тогда Шквал увидел, как на тёмной стене одно за другим появляются яркие пятна пробоин. И каждый раз где-то рядом раздаётся взрыв.
    – Видишь? – спросил Напалм. – Эти стены слишком тонкие, они не могут защитить нас. Наше спасение лишь в том, что враги не знают, где именно мы находимся, и стреляют наугад. Снаряды прошивают здание насквозь и взрываются сзади. Но если десептиконы всё-таки попадут во что-то внутри, и взрыв разрушит стену, мы окажемся у них как на ладони! Понимаешь?
    Пристыженный Шквал кивнул, подтверждая, что всё понял. Как он сам не подумал о таких деталях? А ведь это он завёл Напалма на территорию десептиконов. Он должен был предусмотреть всё, а в итоге сейчас чуть не погубил их собственными руками.
    Но ещё больший стыд Шквал испытал, когда напарник озвучил простую, и, в общем-то, совсем даже не неправильную мысль:
    – Надо связаться с нашими.
    – Подожди, подожди, что ты предлагаешь? – заволновался юный воин.
    – Сообщить Маршу, что с нами случилось. Попросить помощи.
    – Но ты помнишь, что мы покинули позицию без приказа? Ты понимаешь, что нас за это ждёт, если вместо того, чтобы вернуться победителями, мы станем просить помощи?
    – Вряд ли это сейчас важно.
    Шквал представил, как он будет стоять перед Маршем и оправдываться, и ему стало не по себе.
    – Постой. Думаешь, у них там других проблем нет?
    – Но если они не помогут нам, и мы не выберемся, то у них останется на два бойца меньше! Это будет проблема посерьёзнее других.
    Не слушая дальнейших возражений, Напалм активировал коммуникатор:
    – Марш! Марш, приём! Это Напалм. Приём! Нам нужна помощь!
    Никто не ответил.
    – Марш, приём! – повторил он.
    Тишина. Это становилось подозрительным.
    – Марш, отзовись! – не выдержал и Шквал.
    Тот же результат. Эфир лишь трещал помехами.
    – Эй, кто-нибудь!..
    И вдруг через помехи пробился далёкий голос.
    – Шквал, дружище, это ты?..
    Автоботы узнали Буфера.
    – Да, это мы! Буфер, что происходит? Как ты? Мы не можем связаться с Маршем.
    – Мы… Мы едва держимся… – дошёл до них прерывающийся ответ. – Нас только двое… Отбойник так и не появился. Десептиконы глушат связь… Марш не отвечает… Вы там, во второй башне, ведь справитесь, да?.. Шквал, скажи мне, что справитесь…
    Курсанты переглянулись.
    – Да, Буфер, у нас всё нормально, мы справимся, – закричал в коммуникатор Шквал. – Держитесь, помощь уже должна быть в пути! Осталось немного, слышишь!
    – Да, парни, хорошо бы… – с той стороны донеслись частые выстрелы. – Передайте остальным, мы сделали всё…
    Коммуникатор зашипел помехами, и связь оборвалась.
    Некоторое время потом автоботы молчали, пока очередной разорвавшийся снаряд не вернул их к мыслям о собственном положении.
    – Надо выбираться самим, – мрачно сказал Шквал. – Есть идеи?
    – Вообще-то есть одна, – медленно, словно нехотя, ответил Напалм. – Но…
    – Говори!
    Напалм сдвинулся в сторону и указал на боковую стену.
    – Там улица. Она простреливается со всех сторон. Но на ней в нескольких сотнях метров… ну, может, в километре от нас есть мастерская – очень мощное здание, с толстыми стенами. Там сейчас стоит десептиконский танк. Один из нас должен уничтожить его и занять позицию в мастерской. Оттуда, из-под защиты её стен, можно расстрелять другие танки, и тогда мы будем контролировать улицу. Но чтобы первый смог туда добраться, второй должен отвлекать на себя внимание, пока он преодолевает эти сотни метров. А потом наоборот – первый прикрывает из мастерской, второй изо всех сил несётся к нему. Такой план.
    Шквал кивнул.
    – То есть, сначала один мчится по улице, второй отвлекает, потом первый прикрывает, другой гонит к нему…
    Бормоча эту формулу, он судорожно вводил данные в свою автоматическую систему боя. Посмотрим, что она скажет на этот план.
    – Это рискованно, – заметил Напалм.
    – Наверное… – протянул Шквал, прочитав лаконичный ответ системы боя: "Прогноз не определён".
    Он запросил развёрнутые результаты.
    "Увеличение эффективности выполнения задачи одним из бойцов ведёт к уменьшению его шансов на выживание", – ответила система. "…Но в то же время увеличивает шансы на выживание второго. Оптимизация по противоположным критериям невозможна".
    "Принять средние значения", – отдал команду Шквал.
    "Вероятность гибели атакующего – сорок процентов. Понижается при увеличении активности отвлекающего. Вероятность гибели отвлекающего – тридцать процентов. Повышается при увеличении его активности".
    – Это даже не рискованно, – вслух сказал Шквал. – Это крайне опасно. Но, кажется, у нас нет другого выбора, так?
    Он посмотрел на товарища.
    Напалм кивнул:
    – Если решено, надо распределить роли. Мне, вроде бы, всё едино. Что так, что так шансы призрачны.
    – Тогда… тогда давай я буду отвлекающим в первый раз? А ты уничтожишь танк.
    Напалм пожал плечами:
    – Как хочешь. Начнём?..
    Наверное, десептиконы очень удивились, когда у осаждаемого ими склада рухнул угол стены, и в проёме показался один из автоботов. Он сразу же начал стрелять; им же потребовалось некоторое время, чтобы навестись на неожиданно появившегося врага. К тому моменту, как первый снаряд угодил в корпус транстектора, один из танков уже горел.
    Однако силы были явно неравны. Ещё несколько снарядов попали в грудь Шквала, и он был вынужден отступить назад. В этот момент взвизгнули покрышки, и Напалм в автомобильной трансформе протаранил стену и устремился по боковой улице к мастерской.
    Некоторые десептиконы, потеряв из вида первого противника, начали поворачивать орудия в сторону мчащейся машины. Это не входило в планы автоботов.
    Шквал обрушил ещё один фрагмент стены и опять показался на виду. Очередь из бластера прошла по танкам, но привлекать их внимание не было нужды. Сразу несколько снарядов врезались в транстектор, отталкивая его обратно в темноту склада.
    "Опасность. Критические повреждения", – бесстрастно доложила автоматическая система боя.
    Шквал сдвинулся в сторону, уходя с линии атаки. Несколько снарядов просвистели мимо – потеряв его из виду, десептиконы стреляли наугад. Отлично, так им будет намного сложнее попасть!
    Он пробил ещё одну брешь в стене, дал короткую очередь и отпрыгнул вбок, не давая врагам прицелиться. За спиной взорвался снаряд, и транстектор обдало волной пламени.
    "Опасность. Критические повреждения".
    Выждав момент между выстрелами, автобот вновь шагнул вперёд.
    "Опасность. Опасность. Продолжение боя ведёт к неминуемому уничтожению".
    Поднятая рука замерла у стены. Значит, если он сейчас проделает новую дыру, и десептиконы увидят его… они его убьют?! Вот так, просто… раз, и убьют? Нет, он не хочет этого! Но как же быть?!
    Шквал отступил назад и лихорадочно попытался что-то придумать. Надо торопиться, надо что-то решать, иначе план не сработает. Он не собирается погибать, но что же он тогда должен сделать? Так… а если вот так… Бесполезно!
    Все идеи сводились к одному замкнутому кругу. Если он выйдет, его убьют. Если он не выйдет, убьют Напалма, а потом – неизбежно – и его тоже. Неужели всё закончится здесь? Ну, глупая система боя, подскажи же что-нибудь!
    "Опасность. Повреждения брони – девяносто процентов".
    Случайный снаряд пробил стену и зацепил правую руку транстектора. Близкий взрыв повредил бластер, оторвал конечность и разрушил колпак кабины. На Шквала обрушился град осколков.
    "Повреждение грудного сегмента брони – сто процентов", – сообщила система боя.
    Шквал поспешно отступил назад. У него больше не осталось ни оружия, ни защиты. Что же теперь делать?
    Он включил коммуникатор.
    – Напалм, Напалм! Ты как? Ты на месте?
    Товарищ не ответил.
    Шквал опустил транстектор за пол, подполз к дыре в боковой стене и аккуратно выглянул наружу.
    Горящую машину напарника он увидел сразу. Ему не хватило до спасительных стен мастерской совсем немного – нескольких десятков метров, буквально пары секунд. Напалм бы точно добрался, если бы только он, Шквал, решил… если бы он… если бы…
    Случись вскоре после этого десептиконам пойти на штурм склада, они бы обнаружили у дальней стены забившийся в угол транстектор, а в нём, в разрушенной кабине – сжавшегося, обхватившего голову руками юного курсанта.
    – Марш… Марш… Помоги мне, Марш… – транслировал в эфир работающий коммуникатор.


*    *    *



    – Значит, я всё-таки была права, – удовлетворённо сказала Айса.
    Марш обернулся.
    – Это ты убил Динамита? – ствол бластера уткнулся ему в грудь. – Почему?! Говори!
    – Я… я не… – командир замотал головой, отступая.
    – Не двигайся! Отвечай на вопросы!
    Она замахнулась и ударила его рукояткой бластера. Глупо, в общем-то: удар лишь поцарапал броню транстектора, а Марш внутри вообще вряд ли хоть что-то почувствовал. Но сейчас, когда конец всей её долгой операции был так близок, ей не терпелось действовать.
    – Говори!
    – Было проведено официальное расследование. Тот шахтёр признан случайной жертвой. Не было установлено, кто именно произвёл смертельный выстрел.
    Айса разозлилась. Он удивительно быстро взял себя в руки. Или, может, наоборот – просто спрятался за казёнными формулировками, не зная, что возразить на её обвинения? В любом случае, она должна получить ответы.
    – Ты думаешь, сослаться на случайность – будет достаточно для оправдания?! Вы, полицейские, случайно стали стрелять по безоружной толпе? Много-много раз случайно нажали на спусковые триггеры?
    Марш отвёл взгляд.
    – Нет, – глухо сказал он.
    – Громче!
    – Нет!
    – Тогда что же это было?
    В глубине кабины командирского транстектора смутно угадывались очертания фигуры Марша. Айса шагнула вперёд и приблизилась почти вплотную к нему, желая не только услышать ответ, но и взглянуть в глаза предполагаемого убийцы. Но Марш молчал, отвернувшись от неё.
    – Что. Это. Было?! – медленно проговаривая каждое слово, повторила Айса.
    – Это была… ошибка, – выдавил командир, не поднимая головы. – Наша ошибка. Мы не должны были стрелять по безоружным.
    – А что насчёт Динамита?
    – Он был в моём секторе. Я стрелял по ногам, и, возможно, где-то неправильно взял прицел. Я не уверен точно, но, должно быть, это – моя ошибка.
    Айса почувствовала, как её губы расползаются в хищной улыбке. Она наконец-то нашла свою жертву.
    – Отлично. Отлично, автобот Марш. И что же мы теперь будем делать?
    Неожиданно ожил коммуникатор.
    – Командир! – услышали они голос Буфера. – Командир, приём. Нас тут совсем прижали. Отбойник… Отбойник так и не появился. Что там у вас происходит? Где подмога?
    – Не смей отвечать ему, – зарычала Айса. – Отвечай мне! Что! Теперь! Делать!
    – …не совершать ошибок…
    – Что?!
    – Мы… не должны совершать ошибок…
    – Но ты уже совершил её!
    – Да…
    – И что дальше?
    Марш не ответил. Зато вновь заработал коммуникатор, обрушив на них голоса команды второй башни.
    – Марш! Марш, приём! Нам нужна помощь!.. Марш, отзовись! – повторяли по очереди Напалм и Шквал.
    Айса начала выходить из себя.
    – Что. Ты. Собираешься. Делать. Дальше?!
    Марш неопределённо качнул головой, словно отказываясь говорить… а потом внезапно поднял взгляд и уставился прямо на неё.
    – А что будешь дальше делать ты?! Мстить? Это не вернёт твоего друга!
    Его глаза вспыхнули ярким синим светом.
    – Послушай, Монета… – начал он.
    – Не называй меня этим именем! У меня нет с ним ничего общего. Меня зовут Айса! Айса из шахтёрских кварталов Арга!
    – Послушай, Монета, – упрямо повторил командир. – Я давно догадывался, что ты не та, за кого себя выдаёшь. Но, знаешь, это ничего не меняет. Ты – одна из нас. Подумай об этом. Вспомни то время, что мы провели вместе. Разве ты похожа на десептикона? Нет, наоборот – ты автобот, ты сражаешься рядом с нами против десептиконов. А сейчас – наши друзья автоботы в беде, и мы должны помочь им. Потому что если мы поступим иначе – мы совершим ошибку. Ты совершишь ошибку, Монета.
    Айса дёрнула бластером и вновь с силой ткнула стволом в грудь Марша.
    – Тебе не удастся запутать меня! Это всё не имеет отношения к смерти Динамита.
    – Имеет. Мы не можем вернуть его, но должны делать всё, что в наших силах, чтобы не допускать подобного впредь. Если мы не поможем друзьям, то вина за их смерти будет лежать на нас. Скажи, зачем тогда мстить, если в результате ты сама будешь так же запятнана?
    Айса опустила бластер. В его словах был смысл.
    – Это – твои друзья. Я не собираюсь их спасать!
    – И не надо, – миролюбиво сказал Марш. – Я сделаю всё сам. Просто дай мне уйти.
    – Ха! Уйти! А что потом? Сбежишь? Сдашь меня своим автоботам?
    – Нет. Потом, когда всё разрешиться, ты сможешь разобраться со мной по справедливости. У тебя будет такая возможность.
    Айса скривилась.
    – Начнёшь заливать мне про трибунал, и про ваши автоботские права? Думаешь, я не понимаю, какое решение там примут?
    – Нет, я не об этом, – Марш улыбнулся. – Ты просто сможешь убить меня. Я не буду сопротивляться. И даже вылезу из транстектора, чтобы броня тебе не мешала.
    Айса вздрогнула от того, как легко и непринуждённо он произнёс последние слова. Блефует? Лжёт? Нет, так нельзя лгать. Неужели тогда он решился… решился на такое, потому что у него не осталось другого выбора? Но ведь он мог потянуть время в ожидании помощи, или попробовать выбить у неё оружие. Она не так сильна, как кажется; у него есть шанс справиться с ней. Или для него это всё – то, что не может быть выбрано?
    Работающий коммуникатор донёс издалека потерянный голос Шквала:
    – Марш… Помоги мне, Марш…
    Командир встрепенулся.
    – Монета! Нельзя терять времени! Решайся же!
    Она колебалась.
    – Значит, ты пойдёшь и спасёшь их. А что потом?
    – Что угодно! Всё, что захочешь! Мы победим, и будем жить в мире. Все вместе. Будем заниматься любимыми делами… Летать на планерах… помнишь? Тебе же понравилось летать! Хоть ты и разбилась, но это же было здорово, да? Так давай. У автоботов найдётся место для всех!
    – Иди! – Айса закрыла лицо руками. – Пошёл прочь, пока я не передумала! Иди и вернись!
    – Спасибо, Монета!
    – И запомни: у меня есть право убить тебя… – добавила она, когда поспешные шаги смокли в отдалении.
    А может… может, ей и вправду остаться с автоботами? "Монета…", – она произнесла имя вслух, словно впервые пробуя, как оно звучит. "Монета…" Они будут жить в мире. Вместе. Автоботы простят ей её небольшое предательство… Коды доступа – всего-навсего несколько бит информации. Это же не так много? Автоботы простят. И он простит.
    "Нет", – сказал вдруг в голове другой, внутренний голос. "Ты – Айса, шахтёрка из нищих кварталов Арга. А Монета – Монету ты убила, чтобы попасть сюда. Он – не простит".
    В этот момент что-то толкнуло её в спину. "Ну что ещё такое!" – успела подумать Айса.
    Второй снаряд прошёл сквозь броню, повреждённую первым выстрелом, и взорвался уже внутри.
    Она так и не узнала, что группа десептиконских танков обошла оставшуюся без защиты вторую правую башню. Прячась среди окружавших башни хлипких бараков, они незамеченными подобрались к обеим левым башням. И один из десептиконов – автоботы потом выяснили, что его идентификатор был РА-6 – удачно поймал в прицел неподвижную фигуру автоботки, стоящей к нему спиной.
    Она так и не увидела сокрушительную атаку наконец-то подошедшего подкрепления. Не увидела майора Фрейю, лейтенанта Кросса, и гражданского инструктора Миротворца – Миротворца с полноценными руками, с двумя ракетными установками на плечах, и ещё одной в груди! И того, как они сбросили в магистральный канал немногочисленные силы десептиконов, вынудив сдаться всех, кому посчастливилось ещё функционировать к этому моменту.
    Она не увидела, как среди развалин первой башни откопали Буфера; и как он вдруг задвигался и встал, и даже поднял большой палец, показывая, что всё хорошо. И как под ним обнаружился оставшийся без транстектора, но сам вполне целый и невредимый Метеор.
    И не увидела, как пришёл из-за канала Марш, поддерживая за плечо разбитого, иссёченного осколками, но всё-таки шагающего Шквала.
    Она больше никогда и ничего не увидела.

@темы: трансформеры, "Мир для всех"

URL
Комментарии
2013-02-12 в 13:10 

Rina27
У меня в голове порядок. Слева – тараканы, справа – мания величия. // Кочка сидения определяет точку зрения.
Бедная Монета-Айса... Так все глупо для нее закончилось. :-(

А Шквал отважный товарищ - решился на нарушение приказа, хотя силы противника явно превышали количество автоботов.

Марш, я считаю, поступил правильно, пообещав Айсе вернуться к ней и дать ей возможность отомстить.

2013-04-14 в 01:48 

=Dreamer=
Ну вот, вроде пофиксил кое-что. На самом деле, почти ничего не поменялось, но повычеркивал несколько абзацев с соплями, кое-где добавил чуточку смысла, и вроде результат стал более-менее.

URL
2013-04-15 в 15:06 

Rina27
У меня в голове порядок. Слева – тараканы, справа – мания величия. // Кочка сидения определяет точку зрения.
=Dreamer=, Да, начало стало не такое затянутое, как поначалу. :)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Отчет о творчестве

главная