01:07 

Мир для всех, глава 4.

=Dreamer=
Написалось, пока бета версия.

Обновлено 02.09:
Маленькие правки в части 1 и новое: часть 2.

Обновлено 04.10:
Вся глава целиком, вместе с частью 3 (новой).



Глава 4.

    – Трансформируюсь!
    Подчиняясь приказу, транстектор рванулся в воздух. Автомобильный капот удлинился, превращаясь в механические ноги, с двух сторон выдвинулись руки, и секунду спустя на мостовую встал окрашенный в курсантские цвета робот.
    Шквал взглянул из кабины влево, развернулся всем корпусом направо, грозно поводил бластером… Но никаких нарушений общественного порядка в пределах видимости не наблюдалось.
    Этот факт не слишком обрадовал юного воина – ведь сегодня был первый день, когда курсантов Академии Автоботов отправили в самостоятельное патрулирование. И пускай перед ними стояла всего лишь задача поддержания порядка на улицах Палладия, и пусть противники, с которыми они потенциально могли столкнуться, были всего лишь мелкими жуликами, Шквалу очень хотелось отличиться. Отсутствие подходящей для этого возможности обеспокоило курсанта; но, поразмыслив, он успокоился, решив, что ему просто придётся потратить немного больше сил на поиски…
    Доставшийся Шквалу район нельзя было назвать благополучным, и следующие два часа не прошли для юного воина впустую. Он сумел пресечь незаконное распространение энергоконтейнеров и разогнал группу, собиравшуюся сделать врезку в городскую топливную магистраль. Здешние обитатели не слишком жаловали законы Палладия, но у них хватало сообразительности не идти на прямой конфликт с представителями власти – даже курсантами.
    Восстановив порядок, Шквал ещё немного покружил по району. Дорога вывела его на виадук – тут юный воин остановился, чтобы осмотреться с высокой точки и принять решение, куда отправиться дальше.
    Жалко, что он всё ещё не может взлететь – наблюдать с воздуха было бы гораздо проще. Но в остальном Шквал теперь был вполне доволен собой. С такими результатами патрулирования он наверняка будет первым! А со временем станет и одним из лучших воинов Палладия.
    И чего только Лета выдумывает, отправляя его в спасатели?!
    Причиной возмущения курсанта было недавнее происшествие в Долине Гейзеров. Тогда Лета ткнула его в бок и каким-то недобрым голосом заявила, что он должен проводить её домой. Поначалу юный воин удивился и, может быть, даже чуть-чуть испугался. Однако такая неожиданная возможность погулять с Летой стоила этого короткого волнения.
    Потом они долго шли старой дорогой – так же, как и много раз до этого. Летнее солнце клонилось к закату, удлиняя их тени и заставляя их соединяться вместе. Его подруга молчала, и Шквал тоже не хотел нарушать тишину. В последнее время они отдалились друг от друга; Лета всё чаще только покрикивала на него, и юный воин считал невероятной удачей вновь пройтись с ней рядом. Он был почти счастлив.
    Но когда Лета заговорила, стало ясно, что она не разделяет его счастья. Рассерженным тоном автоботка заявила, что праздник в честь их первой победы был безнадёжно испорчен. Что вместо того, чтобы летать с ней в паре, как это было всегда, "этот Марш" умудрился грохнуться на дно долины и проторчать там весь день с их новенькой. Что она сильно разочарована в нём, да и вообще во всех бойцах их отделения. И что если всё так пойдёт и дальше, им больше не светят первые места ни в одной дисциплине.
    Шквал попробовал защитить друга, но в ответ услышал "авторитетное мнение" про то, что она, Лета, с её лётным опытом и воздушным транстектором имеет право судить других. А ему следовало бы помолчать, ведь он ничуть не лучше прочих.
    Не сдержавшись, Шквал заявил, что обязательно станет лучшим – лучше всех, и даже лучше Марша. И в этом случае ещё неизвестно, останется ли у Леты воздушный транстектор. Тогда то он и удостоился резкой отповеди, что ему, дураку, следовало бы идти в спасатели, если уж он так хочет летать. Потому что конкурс там никакой, а в более серьёзных подразделениях он ничего не добьётся.
    События того дня оставили у Шквала смешанные чувства. Ему польстило, что при всех их разногласиях Лета решила идти домой именно с ним. Но совершенно не понравился тот разговор, который произошёл потом. А ещё Шквал обнаружил, что радуется, когда Лета перестаёт выделять Марша среди остальных. И хотя в этом нет ничего необычного, ведь Марш – их командир, и к нему все относятся по-особенному; но почему-то именно липнущая к командиру Лета задевала Шквала больше всего.
    В конце концов, юный воин твёрдо понял одно – он должен стать лучшим, обязательно получить воздушный транстектор, и тогда Лете больше не в чем будет его упрекнуть. И, может быть, даже его, а не Марша, тогда будут выделять в отделении. С такими мыслями он начал сегодняшнее патрулирование…
    С высоты виадука Шквалу была видна вся вверенная ему территория. С одной стороны расположился промышленный сектор, с другой – пара рабочих кварталов, а прямо под ним лежали магистрали. Трубы и кабели всех цветов и диаметров, забранное в туннель шоссе и нитка монорельса – всё, что соединяло разные районы огромного города, было здесь, собранное в единую связку. Где-то тут, в километре дальше к северу, Шквал пресёк попытку сделать врезку. Он внимательно посмотрел вниз: не захочет ли кто-нибудь повторить преступное деяние?..
    Внезапно Шквал увидел нечто, заставившее его разом забыть неудачный день полётов и сегодняшнее патрулирование. По магистралям, то исчезая где-то в переплетении труб, то вновь выскакивая наверх, двигалась тень.
    Прыгающая тень.
    Четвероногая тень.
    Киберпёс!
    – Сто-о-ой! – заорал курсант. Естественно, киберпёс никак не отреагировал на крик.
    После секундного промедления Шквал нашёл правильное слово.
    – Трансформируюсь!
    Белый с оранжевым автомобиль пулей слетел с виадука и помчался по трассе вдоль магистралей.
    – Киберпёс! Ну надо же, киберпёс! – мысли в голове Шквала обгоняли одна другую. – А они мне не верили! Теперь я им всем докажу! Я изловлю того, кто взломал дверь в серверную Академии!
    Движущийся по дороге автомобиль явно выигрывал в скорости у бегущего механического зверя. Киберпёс свернул в сторону, перемахнул через трассу и скрылся в промышленном секторе.
    Шквал резко затормозил около прохода, в котором исчез преследуемый. Для автомобиля тут было слишком узко, и чересчур много поворотов. Он трансформировался и приготовился углубиться в лабиринт заводских корпусов. Но сначала… Инициализация вычислительного ядра… Ввод первичных установок прогнозирования боя… Запуск программы стрельбы… Общий старт!
    Едва загрузившись, автоматическая система боя выдала предполагаемое направление на преследуемую цель. Шквал хмыкнул – он и так прекрасно знал, что киберпёс находится где-то в промышленном секторе. Но стоило ему пробежать первую сотню метров, как система нашла карту местности и стала давать более конкретные подсказки. Пару раз впереди мелькала серая тень, но сократить расстояние курсанту никак не удавалось. А потом он и вовсе запутался в переплетении технологических проходов.
    От пути, по которому вела Шквала автоматическая система боя, то и дело отходили в стороны какие-то коридоры. Сверху десятками свисали неизвестные трубы и кабели. Каждый вроде бы упирался в стену, но их было столь много, что юный воин не мог поручиться за это. А раз так, то киберпёс вполне мог куда-то свернуть или запрыгнуть, и тогда его не найти. Шквалу оставалось только положиться на свою систему боя.
    Скоро проход вывел Шквала к аппарели. Он поднялся наверх, там оказалась ещё аппарель, ведущая дальше. Курсант забрался ещё выше, пересёк широкий мост, и тут неожиданно увидел, как серая тень мелькнула внизу прямо под ним.
    – Сто-о-ой! – вновь закричал он, прыгая вниз.
    Гонка по извилистым проходам продолжилась с новой силой, но шансы на успех Шквала в ней резко повысились. Нет, юный воин по-прежнему не мог установить постоянного визуального контакта с противником. Но зато теперь, сворачивая за угол, он каждый раз успевал увидеть механического зверя, прыгающего в следующий поворот.
    Один коридор… другой… туннель… серая тень мелькнула впереди… широкий проход, здесь даже можно трансформироваться и отыграть драгоценные секунды… поворот… ещё… ещё… Но что это?!
    Шквал остановился на развилке – он не знал, куда двигаться дальше, и система боя тоже была в замешательстве. Слева мелькнула тень – курсант рванулся туда. Там длинный прямой проход – и никого.
    Движение за спиной – и Шквал бросился назад, чтобы проверить правый коридор. Но вновь длинный проход был абсолютно пуст!
    Курсант разозлился. Да не может такого быть, чтобы киберпёс просто исчез! Наверняка прячется где-то здесь!
    Он двинулся вперёд, внимательно осматривая стены и поглядывая на небо над собой.
    Сзади клацнули когти. Шквал резко обернулся – механический зверь стоял на развилке. Но стоило юному воину сделать одно движение назад, как тот вновь прыгнул в левый проход.
    Когда Шквал добежал до развилки, киберпёс был уже в самом конце длинного коридора.
    "Хочешь поиграть, да? – подумал курсант, поднимая бластер. – Не выйдет".
    Заметив оружие, зверь сразу же скрылся за углом. Шквал рванулся вслед, выжимая из транстектора максимум возможного. Проход слишком длинный… надо успеть увидеть, куда побежал киберпёс! Четверть коридора… половина… три четверти…
    Предупредительное рычание за спиной заставило его остановиться. Киберпёс?! Но как?!
    Шквал медленно развернулся и собственными глазами убедился, что это действительно киберпёс. Зверь стоял на развилке. Очень, очень интересно…
    Автоматическая система боя предупреждающе пискнула. Курсант едва заметно кивнул, соглашаясь – да, он и сам об этом подумал.
    Очень осторожно, чтобы не спугнуть зверя, Шквал двинул руками – сначала в стороны, как можно шире, чтобы не навести бластер на противника и не дать тому повода сбежать; а потом вверх, в общепризнанном жесте миролюбия и готовности сложить оружие.
    В последний момент он вывернул кисть назад и выстрелил. Яростный рык стал доказательством, что он не промахнулся.
    Шквал оглянулся – как он и ожидал, там был второй киберпёс, ранее спрятавшийся за угол, а потом неосмотрительно высунувшийся. Бластерный заряд повредил ему ногу – несильно, но бегать так же быстро, как прежде, он теперь не сможет.
    Первый зверь припал на передние лапы, и из его спины выдвинулась двуствольная пушка.
    Курсант усмехнулся. Будешь стрелять, когда линии огня твой собрат? Ну, попробуй!
    Киберпёс не решился. Простояв секунд десять с активированным орудием, зверь убрал его и скрылся во втором коридоре. Обернувшись, Шквал обнаружил, что и подстреленный им противник тоже исчез. Ну нет, теперь они так просто от него не уйдут!
    Продолжение погони было лёгким. Оба пса бежали рядом, и намного медленнее, чем прежде. Юный воин без труда держал их в поле зрения. Совсем приблизиться ему не давали – каждый раз, прикрывая подстреленного собрата, другой зверь отставал и угрожающе выдвигал пушку – но такое положение Шквала вполне устраивало. Не могут же они убегать вечно? Когда-нибудь они встретят других автоботов, и тогда…
    Киберпсы перестали прятаться в узких извилистых коридорах и теперь бежали напрямик. Они вскарабкались на встретившуюся аппарель… потом перебрались на крышу… Шквал не отставал. Они не имели шансов скрыться от него. Звери перепрыгнули на крышу пониже, потом на землю, свернули за угол здания… Курсант последовал за ними…
    Там его ждал трансформер.
    Огромный трансформер.
    Огромный трансформер с фиолетовым знаком на груди!
    Шквал так и замер с бластером в руке, не зная, что делать. Автоматическая система боя без промедления выдала прогноз схватки: "Шанс победы: 0.0 процентов. Рекомендуемая стратегия: сдаться".
    Десептикон был выше курсантского транстектора на две головы, и намного тяжелее. Длинные крылья, сложенные пополам за спиной, поднимались над головой, а потом тянулись вниз почти до земли. Далеко выступающие в стороны плечи, должно быть, скрывали в себе реактивные двигатели, и вдобавок прибавляли роботу внушительности. Мощная пушка на правой руке и щит на левой делали вид трансформера ещё более угрожающим.
    Киберпсы подошли и сели у ног десептикона – по одному с каждой стороны. Тот криво ухмыльнулся и наклонился к Шквалу. Непропорционально длинная и тонкая рука – не рука, лапа! – потянулась к кабине транстектора. Разогнулась хищная четырехпалая кисть, острый коготь отодвинул бластер и упёрся в стекло.
    – Так-так-так, ну и кто это тут у нас?
    – Я курсант Академии Автоботов… – выдавил Шквал, не отрывая взгляда от царапающего прозрачный колпак когтя.
    – Курсант Академии Автоботов… Замечательно. – Ухмылка десептикона стала ещё шире. – И что привело сюда курсанта Академии Автоботов?
    – У меня тут дело… не к тебе, а к ним. – Шквал кивнул вниз, на киберпсов.
    – К ним? – Десептикон удивленно посмотрел себе под ноги. – К кому это – к ним?
    Он распрямился. С металлическим звоном когтистые лапы сложились, переломившись чуть выше того места, где обычно должен быть локтевой сустав. Звериные конечности загнулись назад, а оба пса прыгнули вверх, занимая освободившиеся места. Вместо оскаленных морд выдвинулись гуманоидные кисти, и двуствольные пушки дополнили их сверху.
    – Так к кому это – к ним? – повторил десептикон, когда трансформация была завершена.
    Шквал понимал, что пока этот абсурдный разговор продолжается, у него остаётся шанс что-то придумать. Надо было во что бы то ни стало тянуть время…
    – Раз так, тогда, именем закона – ты арестован! – громко сказал он.
    – Арестован? А ты смельчак… – Десептикона, похоже, забавляла складывающаяся ситуация. – Интересно, за что?
    – Но… – Этот вопрос поставил курсанта в тупик. – Но ты же десептикон…
    – И что?
    – Но ведь всем известно, что десептиконы – преступники, убийцы…
    – Не-е-ет, курсант Академии Автоботов, – разочарованно протянул трансформер, – так дело не пойдет! Этот знак, – он ткнул себя пальцем в грудь, – означает, что я не играю по вашим правилам. Не следую вашим законам, которые вы пытаетесь мне навязать. А зато вот этот знак, – палец упёрся в автоботскую эмблему на плече транстектора Шквала, – означает, что ты эти самые законы исполняешь. А в них сказано, что нельзя просто так арестовывать кого угодно!
    – Но ты же взломал серверную Академии! – воскликнул курсант. – Пытался получить доступ к данным!
    Десептикон пожал плечами:
    – Доказательства?
    Шквал покосился на руку с двуствольной пушкой, всё ещё упирающуюся в плечо его транстектора.
    – Там были следы зубов…
    – И что? Такие царапины на металле можно оставить чем угодно. Это не доказательства. У тебя есть что-то ещё?
    Нет, у Шквала больше не было аргументов. Он молчал. Молчал, понимая, что с каждой секундой теряет инициативу в разговоре, что вот сейчас этому десептикону надоест смотреть на него, и тогда…
    Где-то далеко завыла сирена. Её звук подхватили другие, сначала далеко, потом всё ближе, ближе. Включился коммуникатор, высветив одно короткое сообщение: "Всем курсантам немедленно явиться в Академию. Это не учения".
    – Кажется, тебе пора, – оскалился десептикон. – Придётся повременить с арестом.
    А потом помедлил и добавил:
    – Ты мне нравишься, автобот. Жаль, что ты выбрал не ту сторону.
    Он чуть присел, а потом резко прыгнул вверх. Тело десептикона всё как будто вывернулось; руки сместились вниз, ноги загнулись наверх – и летательный аппарат неизвестной конструкции – а может, огромная птица – вертикально ввинтился в небо.


*    *    *



    Фрейя ждала.
    В боевом режиме, трансформированная и вооружённая, она была готова драться немедленно – но не могла этого сделать. И причина заключалась не в ней.
    Лейтенант Кросс необъяснимо надолго задерживался.
    Фрейя мерила длину ангара широкими шагами транстектора. Вдоль стены застыли в строю курсанты: никто не рисковал шевелиться, и лишь несколько пар глаз осторожно следили за движениями майора. Им оставалось только ждать. И они ждали – терпеливо, стойко, со всем усердием, на которое были способны…
    Однако лейтенант всё равно появился неожиданно. Сначала распахнулись ворота, и в ангар стремительно въехал инструктор Миротворец. Когда он приблизился, стала ясна причина его необычной скорости – лейтенант Кросс, соединившись с транстектором в боевой альтформе, толкал инструктора в спину.
    Фрейя круто развернулась и направилась к ним.
    – Лейтенант!!! – Она была вне себя. – Что за балаган вы тут устроили?! И вообще, потрудитесь объяснить причину своего опоздания! Объявлена боевая тревога, а вы… вы позволяете себе опаздывать на целых пять минут!!! Я прекрасно знаю, что вы не отличаетесь аккуратностью, и даже готова мириться с этим в каких-то случаях, но такое…
    – Спокойно, майор, – вместо Кросса прогудел инструктор Миротворец. – Это я виноват. Я сейчас всё объясню, только включите личный канал. Не надо кричать перед курсантами.
    Фрейе пришлось признать, что последнее предложение не лишено смысла. Она активировала закрытый канал связи, и через секунду к нему подключились два других наставника.
    – Лейтенант, я всё ещё жду объяснений, – настойчиво потребовала майор.
    – Фре… Майор, понимаете, тут такое дело… – Кросс развёл руками. – Я уже шёл сюда, когда меня остановил инструктор Миротворец и потребовал выдать ему оружие.
    – Потребовал… что?!
    Фрейя даже повернулась всем корпусом к платформе Миротворца, чтобы продолжить этот безмолвный диалог, глядя ему в лицо. Наверное, со стороны три двигающихся, жестикулирующих, но не произносящих ни слова робота выглядели странно, но майора это сейчас заботило меньше всего.
    – Я не могу оставаться в стороне, когда автоботы готовятся сражаться с десептиконами, – предвосхитил её вопрос инструктор Миротворец. – Соблюдая субординацию, я обратился к лейтенанту Кроссу, как младшему из чинов, приставленных контролировать процесс моей… гм… реабилитации. И не надо так удивлённо на меня смотреть. Вы думаете, я не понимаю, что ваше участие в моей судьбе не ограничивается просто ролями коллег-сослуживцев?
    Это признание было неожиданным. Фрейя натянуто кивнула:
    – Продолжайте.
    – Так вот, я обратился к лейтенанту Кроссу. Он выслушал меня, но, к сожалению, подошёл к моей просьбе слишком формально. Лейтенант отправил официальный запрос в штаб, получил предсказуемый отказ, и успокоился, даже не попытавшись их переубедить.
    – А что я должен был делать?! – влез в рассказ Кросс. – Я не стал бы спорить со штабным офицером, даже если бы был на сто процентов уверен в собственной правоте. А уж отстаивая заведомо абсурдную и нереальную идею – и подавно. Так что, майор, я принял решение… ну, как бы сказать… – он замялся, подбирая вежливое слово, – сопроводить инструктора Миротворца сюда, чтобы он не предпринял вдруг ничего неположенного. И вот мы здесь.
    Миротворец снисходительно улыбнулся:
    – Иногда стоит спорить со старшими по званию. Впрочем, лейтенант Кросс отчасти прав. Не думаю, что он нашёл бы подходящие аргументы, чтобы убедить командование. Поэтому, майор, мы здесь, и я надеюсь на ваше содействие.
    Фрейя неопределённо мотнула головой. Всё это выглядело удивительно складным.
    – Инструктор, вы хорошо понимаете своё положение? Вы – гражданский. Никто и никогда не даст гражданскому оружие – это даже если отбросить вашу биографию. А уж если ещё и вспомнить, кто вы такой… инструктор, вы помните?
    – Помню. Я – один из немногих ещё оставшихся, кто воевал с десептиконами. Не с теми дурными юнцами, которые выцарапывают себе символ и идут задирать полицейских, думая, что они борются против системы. А с настоящими монстрами, которые могут убить за косой взгляд, или потому, что у тебя в руках блеснуло что-то, что их заинтересовало… Опытом, который я имею, не стоит пренебрегать, майор.
    Фрейя помедлила с ответом. Конечно, Миротворец был абсолютно прав, указывая на свой боевой опыт. Это и останавливало её.
    Месяцы назад, когда она только получала это задание, майор и подумать не могла, что оно будет – таким. Бывший генерал, разжалованный и осуждённый за массовое убийство… – она ненавидела его заранее, и… не боялась, нет, но готовилась к конфликтам, неповиновению и саботажу её работы. Время показало, что их разногласия никогда не заходили дальше коротких споров – потому что инструктор Миротворец неизбежно оказывался прав! Он как будто всё предвидел заранее; всегда знал, что она скажет, и что следует ответить, чтобы получить желаемый результат.
    У Фрейи регулярно возникало чувство, что ею манипулируют. И это ей совсем не нравилось.
    – Ваш опыт несомненно полезен, инструктор, – сказала наконец майор. – Командование ценит его, и это подтверждается тем фактом, что вы находитесь сейчас здесь. Однако разве, будучи здесь, вы не занимались тем, что передавали свой опыт курсантам? Вот, например, курсант Марш и его отделение. Кажется, именно им вы уделяли больше всего времени? Скажите, разве они – плохие бойцы?
    Миротворец медленно покачал головой:
    – Они ещё не готовы…
    – Не надо лишней скромности, инструктор. По результатам последних тестов они – лучшие из всего курса.
    – Они не готовы, майор. Никто из них не готов… Этому курсу ещё многому надо научиться. Они могут погибнуть ни за что…
    – Они не маленькие, инструктор. Они знали, на что шли.
    – Вы так хотите отправить их на смерть?
    – Не вам упрекать меня в этом! – Фрейя разозлилась. Разговор явно пошёл не туда. – Полагаю, вы ещё помните, что такое приказ? Командование отдало приказ мобилизовать всех, значит дело серьёзно, и одних только регулярных частей может не хватить. Мы вступим в бой и, если потребуется, умрём с честью!
    – В смерти из-за просчётов штабных нет чести, майор… Честь есть в том, чтобы умереть, защищая других… Надеюсь, вам удастся кого-то защитить. Но лучше позвольте мне сражаться вместо этих юнцов.
    – Довольно! – отрезала Фрейя. – У меня есть приказ, инструктор, и я его выполню. А что до вашей просьбы – я подумаю над этим. Но учтите: даже если бы мы получили разрешение немедленно, для того, чтобы установить вооружение, потребовалось бы время. Так что имейте терпение. А сейчас идите и не мешайте мне делать мою работу.
    – Как прикажете, майор. Уже… – тут бывший генерал на мгновение запнулся, – уже иду.
    Лязгнули гусеничные траки под разворачивающейся платформой Миротворца. Он отъехал к дальней стене ангара и замер там.
    – Я ушёл и больше не отрываю вас от дел, майор… – донеслось оттуда. Фрейя поняла, что инструктор отключился от закрытого канала связи и произносит эти слова вслух.
    Автоботка нахмурилась. Последние вырвавшиеся у неё слова однозначно были лишними. Она совсем не хотела опять напоминать бывшему генералу о его дисфункции, но увы, майор никогда не была хорошим дипломатом. Фрейя обычно предпочитала действовать силой, оставляя разговоры другим.
    Однако что сделано, то сделано. Надо двигаться дальше. Сейчас как раз пришло время для силы – она должна сконцентрироваться на курсантах и объяснить им, что их ждёт.
    Майор оглядела вытянувшийся перед ней строй. Тридцать шесть бело-оранжевых боевых машин по-прежнему стояли неподвижно, ожидая приказа. Ей предстояло отправить их в первый настоящий бой.
    – Курсанты! – начала Фрейя. – Думаю, вы все уже слышали о сегодняшнем происшествии. Неизвестное нам войсковое соединение, несущее десептиконские знаки, атаковало северные рубежи Палладия. Сейчас с этим разбираются регулярные части. Мы должны выступить и оказать им необходимую поддержку. Скорее всего, вы не увидите врага даже на горизонте, но тем не менее, это будет ваше первое боевое задание. Первый раз, когда ваше неотъемлемое право существовать, мыслить, действовать, гореть столкнётся с таким же правом кого-то другого; и один из вас должен будет забрать у другого это право. Поэтому сейчас, согласно традиции, я спрашиваю: готовы ли вы?
    Фрейя прервалась, ожидая реакции. Но курсанты потрясённо молчали; тогда она продолжила.
    – Я спрашиваю не о ваших навыках и умениях, но о внутренней готовности убить – или умереть – за ваши идеалы. Готовы ли вы сражаться за себя, за своих товарищей, за свой знак? И если кто-то считает, что его существование слишком ценно, чтобы рисковать им ради того, чтобы защитить наше общество, те принципы, которыми мы живем… Если кто-то струсил… Если кто-то решил, что сделал неверный выбор, придя в Академию – пусть он сейчас покинет строй!
    Она сделала шаг, и курсант, оказавшийся напротив неё, боязливо подался назад. Молодой ещё…
    Фрейя повернулась и пошла вдоль строя.
    – Я обещаю, что те, кто выйдет здесь, не будут никак осуждаемы автоботами ни сейчас, ни потом. Но те, кто предаст нас на поле боя, навсегда покроют позором и бесчестием свои имена.
    Фрейе хотелось нагнуться к кабинам транстекторов, заглянуть каждому курсанту в глаза и прочесть, что творится сейчас у них там, внутри.
    Вот Марш. Спокоен и уверен в себе, но слишком многое тащит в одиночку… Ему бы научиться доверять друзьям.
    Шквал. Горяч, импульсивен, но хорош во всём, за что берётся. Лишь бы не оступился…
    Лета. В общем-то, не слишком способна, но её всегда поддерживают друзья – а это дорогого стоит.
    Буфер. Простак, звёзд с неба не хватает, вперёд не лезет… Обычно именно такие живут на поле боя дольше всех.
    Напалм. Тихий и незаметный, но с потенциалом. Вполне ещё может раскрыться – если успеет.
    Монета. Почти наверняка шпионка десептиконов – но Марш клялся, что она не при чём. Что ж, если он её контролирует – это проблема не самой первой важности…
    Майор дошла до конца строя и повернула обратно.
    – Решайте, курсанты! Решайте, пока у вас ещё есть такая возможность…
    Решайте, а она пока отрапортует в штаб.
    Фрейя открыла защищенный от всех канал связи:
    – Курсанты первого курса Академии Автоботов приведены в полную боевую готовность и ожида…
    – Хорошо, майор. Вам отправлен зашифрованный приказ. Конец связи.
    Ого! Быстро! И грубо… Значит, им сейчас не до неё. Но из приказа должно стать понятно, что происходит.
    Фрейя открыла файл.
    "Сегодня, в 16.05 по местному времени, столица планеты Мастер город Палладий подверглась массированной атаке неустановленного противника. Вражеский космический корабль прошёл через систему противовоздушной обороны, использовав неизвестно как полученные коды доступа, и совершил посадку в пятидесяти километрах к северу от города.
    К 17.20 вражеские силы уничтожили разрозненные отряды автоботов, предпринявших попытку разведать положение, и достигли границы города.
    В 17.55 северная дуга первой линии обороны дезорганизовано отступила, потеряв убитыми до трети своего списочного состава. Ещё треть нуждается в незамедлительном ремонте и не способна продолжать бой.
    Попытка закрепиться на второй линии стационарной обороны провалилась из-за нехватки времени. Враг занял вторую линию в 18.35.
    В настоящий момент штаб обороны города делает всё возможное, чтобы остановить врага на подступах к северным жилым секторам. Все имеющиеся в наличии регулярные части, полиция и доступные резервы стянуты к создаваемому новому рубежу.
    Известно, что противник имеет в своем распоряжении многочисленную гусеничную технику и несколько звеньев летательных аппаратов. Также замечены несколько трансформеров. Все они несут знак десептиконов.
    Исходя из вышеизложенного
    ПРИКАЗЫВАЮ:
    Курсантам первого курса Академии Автоботов выдвинуться на западную окраину Палладия и занять оборону в секторе В-21.
    При обнаружении противника создать видимость присутствия на рубеже регулярных частей сил обороны западной дуги. Огнём личного оружия уничтожить противника или вынудить его отступить.
    При обнаружении значительных сил противника – доложить в штаб и удерживать занятый рубеж обороны до прихода подкрепления."
    Фрейя медленно кивнула сама себе и посмотрела на строй курсантов:
    – Что, так никто и не выйдет? – тихо спросила она.
    Курсанты молчали. Майор чуть растянула губы в улыбке:
    – Молодцы. Хорошо, курсанты, у нас есть приказ – занять оборону в секторе В-21. Там три магистрали, вдоль которых может пойти противник, и за которыми мы должны наблюдать. Разделимся на три группы. Первой буду командовать я. Второй – лейтенант Кросс. А третьей… Курсант Марш, выйти из строя.
    – Я! – сделал шаг вперёд Марш.
    – Вы будете командовать третьей группой.
    – Есть!
    – Тогда… Курсанты! Трансформироваться и строиться в походную колонну на плацу! Отправление через пять минут!
    Строй рассыпался, и курсанты поспешили на плац. Ворота ангара не были приспособлены для того, чтобы выпускать сразу такое количество роботов. Молодежь устроила небольшую давку, до Фрейи донеслись возмущённые крики – но она была уверена, что все они успеют построиться вовремя.
    Сама майор развернулась в противоположную сторону, и, подойдя к обожжённой шестиугольной призме, тихо сказала:
    – Будьте готовы, инструктор. Возможно, нам потребуется ваша помощь.


*    *    *



    Три автоботских разведчика вынырнули из-за холма и помчались вниз по склону. Колёсные боевые машины синхронно выдвинули орудия, и снаряды накрыли наступающие десептиконские ряды.
    Первая шеренга танков исчезла в огне и взметнувшейся вверх земле, но все остальные дали ответный залп.
    Два автобота круто вывернули вправо, уходя от атаки. Третьему повезло меньше. Вражеский снаряд разорвался прямо перед ним – его подбросило, манёвренность машины резко упала, и ещё несколько снарядов врезались в броню капота.
    Автобот задымил. Его товарищи полоснули лазерами по рядам агрессоров, надеясь отвлечь внимание и дать возможность подбитой машине скрыться за холмом. Ближайшие танки и правда сосредоточили огонь на них, но дальним шеренгам ничто не помешало сделать ещё несколько залпов по замедлившейся горящей машине.
    Когда автобот взорвался, двое других развернулись и на большой скорости стали уходить на фланг. Их броня ещё держала вражеские атаки, но, видимо, уже приближалась к своему пределу. Машины перемахнули гребень холма и скрылись из виду.
    Скоро два столба дыма обозначили место, где их догнало штурмовое звено конвертопланов. Десептиконские стратеги вовсе не собирались воевать одними только танками…
    Ликвидировав врага, РА-6 подъехал к первой шеренге. Девять неподвижно замерших машин стали ценой, которую они заплатили за победу над автоботами. Девять – против трёх.
    РА-6 запросил отчёт о повреждениях – всё оказалось не так плохо. Шестеро из девяти могли продолжить бой после небольшого ремонта. Двое были повреждены слишком сильно – но мозг, сложнейшее электронное устройство, вместилище неповторимой личности, остался цел. Около них уже копошились техники. Они извлекут два контейнера и переставят их в другие танки, в достатке хранящиеся в трюме десептиконского корабля. Тогда эти двое продолжат свой победоносный поход на автоботов.
    И только один был потерян безвозвратно. Один – против трёх. Что ж, неплохой результат.
    Дальше были ещё разведчики, одиночки и небольшие группы – неорганизованные и безрассудные. С ними расправились так же эффективно. Потом добрались до первой линии обороны – она оказалась разрушенной и покинутой.
    Не встречая сопротивления, танковый отряд углубился в город и вышел к крупной магистрали, где соединился с другим десептиконским формированием. РА-6 заметил их ещё издали: боевые машины стояли перед магистралью и методично расстреливали здание на противоположной стороне. Горящие руины слева и справа заставляли думать, что они занимаются этим уже давно.
    Между танками сновал невысокий белый трансформер. "Огонь! Ещё огонь! Похороните их там!!!" – доносил ветер визгливые крики.
    РА-6 знал его. Белого трансформера звали Рейдер, и он отличался крайне неуравновешенным характером. За то недолгое время, что РА-6 был с десептиконами, Рейдер умудрился несколько раз согласиться принять участие в атаке на Палладий, а потом вновь отвергнуть эту идею. В конце концов, значит, решился.
    Заметив вновь прибывших, белый трансформер направился к ним.
    – Подкрепление?! Отлично! – Он махнул рукой в направлении магистрали: – Ей вы, в атаку! Задайте им!
    РА-6 не понял, зачем надо обстреливать и так уже сильно пострадавшее здание. Но он решил, что Рейдер обращается прямо к нему, и значит, следует немедленно выполнять это распоряжение.
    Вдруг справа загремел металл. Рядом остановилась нестандартная, покрытая сегментированной чешуйчатой броней гусеничная машина. Командир Импульс трансформировался и вышел вперёд.
    – Рейдер! Что ты тут устроил?!
    – А, так вот чьи это бойцы… – разочарованно протянул белый трансформер. – Не кипятись, Импульс. Всё нормально, мы заняты делом…
    – Делом?! Зачем ты напрасно тратишь боеприпасы, снося здания до основания?! Лучше бы использовал их против автоботов! Кого ты там нашёл?
    – Эти роботы! Они стреляли в меня! – воскликнул Рейдер. – Они поцарапали меня… вот здесь… – он указал пальцем на одну из многочисленных царапин на корпусе. – …Или здесь… – палец сместился к другой царапине.
    – Кто?! Какой трансформер может прятаться в этом здании? Болван, оно же слишком маленькое! – Импульс явно был разозлён. – Ты тратишь время на гражданских, которые едва достают тебе до колена, и вооружены в лучшем случае полицейскими пукалками.
    – Но они стреляли в меня, – обиженно повторил Рейдер.
    – Я доложу Мраку о твоей некомпетентности…
    РА-6 не мог понять таких, как Рейдер. Они называли себя десептиконами, но действовали всегда исключительно в своих собственных интересах. И в то время, когда другие погибали за общее дело – ну вот хотя бы как тот бедняга, кто заплатил своей жизнью за уничтожение трёх разведчиков – такие, как Рейдер, отсиживались за чужими спинами, трясясь за каждую царапинку на корпусе. Почему он – один из них? Почему стоит сейчас здесь вместе со всеми? Должна же быть от его присутствия хоть какая-то польза для их целей!
    Тем временем Импульс активировал коммуникатор.
    – Командир! Командир, приём! Мрак, это я. Я должен сообщить, что наткнулся на отряд Рейдера, и они откровенно саботируют приказ о наступлении…
    – Импульс… – перебил его ответ из коммуникатора. – Импульс, оставь… – голос едва пробивался через помехи. – Мне нужна помощь… Потери… Танки в городе… расстреливают со всех сторон… Бери воздух… иди на помощь… Рейдер пусть отвлекает…
    Связь оборвалась.
    Импульс был в замешательстве.
    – Кажется, командир Мрак совсем не расстроен тем, чем я занимаюсь, – с насмешкой сказал невысокий трансформер. – И у него даже есть для меня новое задание.
    Его оппонент презрительно посмотрел на него сверху вниз.
    – Ты будешь отвлекать внимание автоботов, – отрезал Импульс. – А я собираю силы и отправляюсь на подмогу Мраку. Раз он сказал, что нужен воздух, ты передашь под моё командование имеющиеся в твоем распоряжении конвертопланы. А танки оставь себе – всё равно у них боеприпасы на исходе.
    – Эй, погоди-погоди, мы так не договаривались, – встрепенулся Рейдер. – Ты не можешь просто так взять и забрать моих бойцов. На каком основании? Только потому, что ты услышал прерывающуюся передачу? Ты даже не можешь быть уверен, что это Мрак. А я не могу отдать своих ребят без особых оснований. Я же… ну… ну, отвечаю за них, что ли.
    – Ты что удумал? Ослушаться приказа? – взревел Импульс, поднимая бластеры.
    – У меня есть два звена конвертопланов, не считая нескольких разведчиков, – быстро сказал Рейдер. – Я могу передать их тебе, но взамен отдай мне свои танки. Мрак же всё равно сказал, что они неэффективны. А мне пригодятся. Вот и отдай их. Скажем, давай менять два звена конвертопланов на четыре отделения танков? Идёт?
    Импульс опустил бластеры.
    – Два на два, – процедил он.
    Белый трансформер улыбнулся.
    – Два на три, и по рукам?
    Секунду спустя РА-6 получил зашифрованный приказ. Ещё даже не открыв файл, он понял: ему придётся остаться с этим крикливым невысоким роботом.
    Скоро конвертопланы, командир Импульс и подчинённые ему бронетанковые отделения отправились на восток.
    Рейдер проводил их взглядом, а потом обратился к своему пополнению.
    – Ну, что встали! – прикрикнул он. – Цель, по-моему, ясна. По гнезду подлых автоботов – огонь!
    РА-6 не понимал смысла обстрела ничем не выдающегося здания. Но ослушаться приказа было никак нельзя, и он зарядил первый снаряд.
    – А ваш командир всегда такой странный? – спросил РА-6 по внутренней связи у соседних танков. – Или его только сейчас клинит? По дороге сюда я видел разрушенную линию обороны. Должно быть, жарко там было? Как он там себя показал?
    РА-6 выстрелил, не особо стараясь прицелиться.
    – Да нет! – отозвался кто-то из отряда Рейдера. – Эта линия никем не охранялась. Мы нашли её оставленной, и вдоволь порезвились там. А потом пошли сюда… Эй, смотрите!
    Из подвала обстреливаемого здания выбрался маленький серый робот. Выпрямившись, он поднял белый флаг и замахал им над головой.
    – Не стреляйте! – закричал робот. – Мы безоружны! Мы вам не угрожаем. Все солдаты давно ушли, здесь остались только гражданские…
    – Вот они! – Рейдер с нетерпением потёр руки. – Мочи их!
    Прозвучало несколько выстрелов.
    – Мочи, я сказал! – повторил Рейдер, видя, что серый робот по-прежнему стоит на ногах.
    РА-6 не нравилась идея убивать гражданских. Он выстрелил в сторону от робота, сознательно целясь в самый дальний угол здания.
    А когда дым от взрыва рассеялся, РА-6 увидел в стене брешь, и расходящуюся от неё сетку трещин. Несколько секунд было тихо, потом раздался треск, угол постройки начал заваливаться вбок; а потом с оглушительным грохотом всё здание сложилось внутрь, погребя под собой храброго серого робота и всех остальных гражданских.
    – Отлично, – обрадовался Рейдер. – Молодец, солдат!
    По внутренней связи посыпались поздравления.
    РА-6 молчал. Как, как такое могло случиться?! Он же не хотел! Неужели этот его выстрел невероятным образом попал в уязвимое место и разрушил всё? Нет, этого не может быть. Они же все стреляли. Все! Наверняка конструкции стен просто достигли предела, и их могло разрушить что угодно. Любой удар, любой толчок… Он просто сделал этот толчок, но он не более является причиной этого, чем все остальные. Каждый из них виноват в этом в равной мере, и никто не посмеет обвинять его одного. Да, конечно, так и есть – они все это сделали. Вот все они, кто сейчас стоит рядом с ним и смотрит…
    Рейдер и правда медлил, с улыбкой наблюдая за тем, как на обломках здания разгорается пожар. Наконец он с видимым усилием оторвался от созерцания руин и повернулся к своему отряду – десятку танковых отделений и паре оставшихся разведывательных конвертопланов.
    – Бойцы! Мы выступаем на запад. Нам поставлена задача отвлечь часть сил автоботов, и мы это сделаем! А если нам будет сопутствовать удача, и автоботы успешно дезинтегрируют этих идиотов Мрака и Импульса, тогда именно мы станем теми, кто захватит Палладий!
    И РА-6 внутренне кивнул, соглашаясь. Десептиконы завоюют город автоботов, и он, РА-6 – будет среди них. Не вместе, не заодно с ними – но в общей массе. Они разделят победу – её хватит на каждого. А если победить не получится – спрячутся в безликой толпе, возложив ответственность на тех, кто на виду – лидеров, командиров. Так будет лучше всего для тех, кто называет себя десептиконами – для каждого из них.
    Решив так, РА-6 послушно повернул гусеницы на запад.

запись создана: 11.07.2012 в 16:21

@темы: трансформеры, "Мир для всех"

URL
Комментарии
2012-07-11 в 16:59 

Rina27
У меня в голове порядок. Слева – тараканы, справа – мания величия. // Кочка сидения определяет точку зрения.
Бедняга Шквал!
И ведь никому не расскажешь - все равно не поверят. Да еще и Лета высмеет.

2012-09-08 в 23:19 

Rina27
У меня в голове порядок. Слева – тараканы, справа – мания величия. // Кочка сидения определяет точку зрения.
Ну вот, перечитала и теперь сижу, пытаясь сформулировать отзыв. :)

В первый раз мне все это показалось каким-то искусственным и натянутым, но сейчас я вижу, что все нормально - Миротворец не мог бы поступить иначе. Вот если бы он остался в стороне - это было бы странно. Его тревога за молодых очень подкупает.

Меня немного удивило, что Фрея, догадываясь об истинной сущности Монеты, никак это знание не обнародует. Она даже своему напарнику ведь ничего не говорила, не то, что Маршу. Я не могу пока понять - ошибка это или нет и не аукнется ли это в нехорошем смысле потом.

А вот курсантов мне немного жалко. Хоть они и знали, на что шли, поступая в Академию, но одно дело знать, а совсем другое - делать. А ведь среди всей этой группы только Марш и Монета знают, что такое стрелять в себе подобного и быть под огнем.

2012-10-06 в 22:48 

Rina27
У меня в голове порядок. Слева – тараканы, справа – мания величия. // Кочка сидения определяет точку зрения.
За курсантов становится все тревожнее.

Самооправдания РА-6 - очень интересный момент. Такое впечатление, что он изначально сомневается в том, что поступает правильно и поэтому ищет оправдания для своих поступков. Мол, все побежали и я за ними.

2012-10-06 в 23:02 

=Dreamer=
Самооправдания РА-6 - очень интересный момент. Такое впечатление, что он изначально сомневается в том, что поступает правильно и поэтому ищет оправдания для своих поступков. Мол, все побежали и я за ними.
Rina27, ну да, стараюсь показать психологию их всех.

URL
2012-10-31 в 13:21 

Jazz )
Do it with style or don't bother doing it
Чудесное произведение. Несколько раз перечитываю некоторые главы, потому что давно уже не встречал столь качественного описания обстановки, персонажей и сюжета. У меня даже складывается какое-то ощущение дежавю)). Очень интересная история! Надеюсь, продолжение будет столь же интригующим!

2012-10-31 в 15:26 

=Dreamer=
Спасибо за тёплые слова, Джаз. Постараюсь не уронить планку.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Отчет о творчестве

главная