23:42 

Мир для всех, глава 1.

=Dreamer=
Ну, для затравки начнем с "Мира...", тем более, что он в работе сейчас.


Мир для всех.


Миллионы лет назад, во время Гражданской войны многие автоботы покинули Кибертрон, спасаясь от бесконечных битв. Одна группа небольших роботов, настолько молодых, что они еще даже не освоили трансформацию, совершила аварийную посадку на планете Мастер. Не имея возможности починить свой корабль, они стали обустраиваться на планете, добывать энергию и строить города. Однако чрезвычайно опасные условия существования: песчаные штормы, ураганы, разъедающие металл кислотные дожди, иссушающий зной, сменяющийся ледниковыми периодами – сильно сократили их численность. Но постоянная смертельная угроза имеет свои плюсы – она способствовала множеству технологических достижений. И, прежде всего – созданию больших и сильных несамостоятельных тел для трансформеров, названных транстекторами. Однако, чтобы соединиться с этими телами, кибертронцы должны научиться трансформации и пройти суровую подготовку для совершенствования своих навыков; с тем чтобы самые умелые в результате стали хедмастерами.
Это – канон. Остальное – АУ.



Глава 1.

    – Я обязательно стану трансформером!
    Две стремительные точки прорезали небо. Шквал проводил их взглядом, а потом обернулся и повторил:
    – Я обязательно стану трансформером! Вот увидишь! Поступлю в Академию Автоботов, закончу ее, получу летающий транстектор, и тогда… – он раскинул руки, изображая самолет, и обежал вокруг собеседницы.
    Лета снисходительно улыбнулась:
    – Станешь, станешь… – В такой ясный и солнечный день, первый этой весной, ей совершенно не хотелось спорить. – Но до этого тебе еще надо успешно сдать экзамены здесь. Не расслабляйся, мы ведь уже выпускники – осталось совсем немного. Так что пойдем, скоро уже начало урока.
    Лета поймала его за руку и потащила с крыши Учебного Центра вниз, в аудиторию для теоретических занятий.
    Следующим предметом была история.
    Заняв свое место, Шквал положил руки на терминал, устанавливая соединение с системой – и недовольно скривился. Самостоятельная работа… опять придется выдумывать эти глупые "выводы"!
    Он открыл задание.
    "Опишите следующие исторические события:
    1) прибытие на планету Мастер десептиконов;
    2) восстание на спутнике Бронт.
    Дайте оценку изложенным фактам с точки зрения морально-этических норм. Акцентируйте внимание на своем личном отношении к поступкам непосредственных участников событий".
    Шквал попытался сосредоточиться… До чего надоело… Ну ладно: Пункт первый. Десептиконовские звездолеты прибыл на планету Мастер… Когда? Легко можно посмотреть в базе, но… надо же выражать собственное отношение? Значит: …очень давно. Его собственный возраст, взятый много тысяч раз – это ведь "очень давно"? И кому сейчас интересна эта древность?
    Обитатели планеты Мастер с радостью встретили пришельцев, прибывших с Кибертрона – их общей прародины. Они надеялись на сотрудничество, и главное – на получение давно утраченной технологии межзвездных полетов, а вместе с ней и возможности посетить легендарный Кибертрон. Но оказалось, что пришельцы настроены иначе. Десептиконы потребовали предоставить им энергию и ресурсы; жители планеты Мастер были согласны поделиться, но "поделиться" пришельцев не устроило. Им было нужно все. Они воспользовались своим превосходством в силе и заявили, что заберут все ценные ресурсы, нужные им для войны за становление великой империи десептиконов. Сказали, что мастериане слишком отсталы, чтобы быть достойными распоряжаться таким богатством; а цели их слишком ничтожны, чтобы это богатство на них тратить. И самое главное – среди обитателей планеты Мастер нашлись те, кто поддержал их. Кто тоже считал, что большинство их сограждан не достойны распоряжаться тем, что у них есть, но зато они сами заслуживают     большего. Такие вступили в ряды десептиконов.
    Поначалу десептиконы побеждали. Потом разрозненные силы автоботов смогли наконец скоординировать свои действия и стали брать верх. В результате пришельцы были уничтожены, а примкнувшие к ним предатели-мастериане – обвинены в измене и приговорены к исправительным работам по добыче ресурсов на спутниках планеты.
    Вывод: десептиконы опасны, и жителям планеты Мастер следует всегда быть готовыми к нападению. А потому очень важно, чтобы у нас было достаточное количество автоботов, готовых ее защитить. Необходимо поощрять юных роботов, желающих научиться пользоваться транстектором и стать воинами-автоботами.

    Шквал удовлетворенно кивнул. Да, получилось неплохо. Про моральные нормы только маловато… но об этом он напишет в следующем пункте. Итак: Пункт второй.
    Восстание на спутнике Бронт произошло…
Тоже, конечно, очень давно, но все-таки позже, чем прилет десептиконов. Что-то около десяти тысяч лет назад. Раз так, будет просто …давно.
    Задолго до этого на Бронт добывать редкие металлы были сосланы роботы, поддержавшие десептиконов. Впоследствии к ним добавились другие преступники. В то же время на спутнике работали и те, кто не нарушал закон. А со временем там построили несколько заводов и лабораторий; и новых рабочих начали создавать прямо на месте.
    Нельзя сказать, что существовать на Бронте было так уж и сложно, но явно не проще, чем на Мастере. Когда местное население достигло критического количества, часть рабочих подняла восстание, желая получать больше ресурсов и энергии. Другие остались верны правительству планеты Мастер. Конфликт грозил перерасти в полномасштабное вооруженное столкновение.
    Стремясь избежать войны, правительство Мастера обещало повстанцам широкую автономию. А пока улаживаются формальности, на спутник был послан миротворческий корпус во главе с генералом Цестусом Максимусом…

    – Шквал, ну ты скоро? – Лета прервала его, склонившись над терминалом. – Давай заканчивай скорее, и пойдем домой. Что ты тянешь? Вопросы же простые… или опять ленишься и думаешь на занятиях о своих полетах?! Будешь меня догонять!
    Она демонстративно развернулась и направилась к выходу.
    – Сейчас, сейчас, уже заканчиваю… – пробурчал Шквал, стараясь вновь сосредоточиться на тексте.
    …Миротворцы должны были не допустить применения повстанцами оружия и вывезти со спутника военные производства и лаборатории. Но однажды повстанцы напали на конвой, перевозивший новейшие военные разработки к Космическому Мосту для отправки на Мастер. Генерал Цестус Максимус принял решение не отдавать оружие любой ценой. Обладая трансформой космического корабля, он открыл по нападающим огонь с орбиты Бронта. Множественные взрывы и сдетонировавшие образцы вооружения уничтожили и повстанцев, и защитников конвоя. А затем близкий взрыв разрушил Космический Мост, и возникшее пространственное искажение поглотило весь спутник Бронт, распылив его на атомы.
    Генерал Цестус Максимус не пострадал – искажение не достало его. Его судили, признали виновным в гибели двадцати тысяч роботов и приговорили к бессрочной каторге.
    Вывод: генерал, убивший собственных солдат и тысячи ни в чем не повинных мирных граждан, получил по заслугам. Я считаю, что таким, как он – не место в нашем обществе. Следует признать, что генерал оказался хуже десептиконов. Мы должны прилагать все силы, чтобы поддерживать мир и порядок на планете и избавлять ее от преступников.

    – Лета, подожди меня! Я уже всё! – Шквал вскочил и бегом бросился за подругой.
    Из здания Учебного Центра они вышли вдвоем.
    К этому времени в сторону монорельса уже протянулась тонкая полоска однокурсников. Все представители их серии имели один основной цвет – синий – различаясь лишь оттенками и вторичными цветами; оттого издали отдельные фигуры были почти неразличимы, сливаясь воедино. Неторопливо идущие к станции, Шквалу они каждый раз напоминали текущую между зданиями реку – тихую и скучную.
    Он тоже привычно свернул вслед за сокурсниками, но Лета вдруг остановила товарища.
    – Подожди… – она запрокинула голову, потянулась руками к солнцу… – Какая замечательная сегодня погода… Знаешь, мне что-то не хочется ехать на "рельсе". Давай пройдемся пешком?..
    Насыщенно голубая, с белыми вставками на суставах – нет, она не была рекой! Она была небом – невероятно ясным небом с маленькими пятнышками облаков; и только так Шквал мог о ней думать. Себя же он представлял штормом – круговоротом, где темно-синяя глубина мешается с серыми и черными тучами…
    – …И хватит витать в облаках! – Лета раздосадовано топнула. – Так ты идешь или нет?!
    Шквал торопливо кивнул.
    Дорога до родного квартала была длинной: мимо полей солнечных батарей, через две линии обороны, рабочие районы, деловой центр, и потом опять через рабочие районы. Поначалу Шквал смущенно молчал, не отрывая взгляд от спутницы. Лета же просто наслаждалась прогулкой, купаясь в солнечном свете. Но когда вокруг уже потянулись хорошо знакомые сектора, она наконец решила нарушить тишину.
    – Какое все-таки у нас красивое небо. – Она остановилась и вновь протянула руки к солнцу. – Так и хочется в него окунуться…
    Лета немного помолчала, а потом продолжила:
    – А помнишь, как мы летали на планерах над Долиной гейзеров? Вот бы еще разок туда выбраться! Да только когда это теперь удастся?.. Надо готовиться к экзаменам…
    Конечно, он помнил! В Долине гейзеров раскаленная магма из недр планеты поднималась слишком близко к поверхности, порождая над землей мощный восходящий поток нагретого воздуха. Там, прикрепив на спину легкие металлические крылья, можно было оттолкнуться от высокой скалы – и парить, парить, парить на ветру над фонтанами горячей воды… бывало, по двадцать-тридцать минут подряд. Да, потом приходилось садиться, отцеплять планер и тащить громоздкие крылья обратно на скалу, но разве это было сложным в сравнении с бескрайней свободой полета?! Такое чувство нельзя было передать словами – и Шквал не знал, что ответить Лете.
    – А ты еще не решила, что будешь делать после экзаменов? Куда пойдешь дальше? – он сказал первое, что пришло в голову – лишь затем, чтобы поддержать разговор; и только уже задав вопрос, понял, как важен для него ответ.
    – Знаешь… ты могла бы… – Шквал замялся, замолчал, а потом разом выпалил: – Мы могли бы поступить в Академию Автоботов вместе! Ты получишь транстектор, научишься им управлять, и тогда сможешь летать, сколько захочешь! Соглашайся! Ты же способная. Ты справишься, у тебя все получится!
    – Не знаю… – Она задумчиво опустила голову. – Стать трансформером – это ответственный выбор, ведь он определяет всю твою дальнейшую судьбу. И глупо принимать такие решения вот так, сходу. Конечно, было бы здорово. Но я не думала об этом…
    – Да что тут думать? Ведь это лучшее, о чем только можно…
    – И не надо на меня давить! – Лета раздраженно топнула. – Я сама…
    Она не успела договорить. Грубый смех, раздавшийся у них за спинами, заставил ее вздрогнуть.
    Шквал резко развернулся. Смеявшийся был массивным желто-черным роботом, прошедшим, должно быть, не одну модификацию за время своего существования. И, казалось, все они были направлены только на одно – на увеличение силы.
    – Эй, вы это слышали? Эти двое собираются стать трансформерами! – сквозь смех выдавил он, обращаясь к окружающим. – Они думают, что их там только и ждут!
    Шквал шагнул вперед, оставляя Лету за собой. Она схватила его за руку:
    – Стой, не надо. Не видишь, он грузчик! С его силой он тебя по стенам размажет.
    Шквал дернуй рукой, освобождаясь, и ткнул пальцем в сторону незнакомца:
    – Ты! Ты что-то имеешь против?
    Грузчик наконец отсмеялся.
    – Я? Против? Нет, что ты, я буду только рад, если мое спокойствие будут охранять такие голубки, – он ехидно ухмыльнулся. – Вот только, как бы, стать трансформером не так то просто. Тебе придется побывать в таких местах… где, знаешь ли, иногда постреливают. Пиф-паф. – Он вытянул указательный палец, изображая пистолет.
    – Я не боюсь! – выкрикнул в ответ Шквал. Крик получился немного неуверенным.
    – Ну-ну. Главное – когда тебя найдут с дыркой в спине, не забудь оставить объяснение: как так вышло, что ты отвернулся от врагов, почему покинул пост и куда направлялся, когда это случилось. Хотя нет, до этого не дойдет. Думаю, тебя выкинут из Академии через месяц или два. Зачем им слабаки?
    – Неправда! Да с чего ты решил, что знаешь, как будет?!
    – А потому что знаю! – грузчик скривился. – Потому что я сам когда-то поступал в Академию. И меня оттуда выперли. Меня, понимаешь?! Туда берут только самых крутых. Самых! А ты… Ты что, думаешь, что круче меня?
    – А что, нет? – с вызовом ответил Шквал. Будь он сейчас один, он бы еще подумал, стоит ли связываться с громилой, у которого взыграло самолюбие. Но с ним была Лета, и отступить у нее на глазах он не мог. Молодой робот сжал кулаки и принял стойку.
    – Хочешь проверить, кто тут самый крутой?!
    – Шквал, не надо! – вскрикнула Лета.
    Противников разделяло несколько шагов. Грузчик замахнулся – издали, не подходя, как будто пугая – а потом из его руки выскользнули погрузочные вилы, удлинив ее почти вдвое. От сильного удара юный робот покатился по земле.
    – Шквал! – Лета бросилась к товарищу, опустилась на колени рядом. – Шквал, ты меня слышишь?!
    Тот не отзывался.
    Грохот тяжелых шагов – и ухмыляющийся желто-черный гигант навис над ними. Лета испуганно вскинула руки, пытаясь защититься от неминуемого удара. Глаза грузчика светились неконтролируемой агрессией, и она не сомневалась, что он не остановится. Не отрывая взгляда, она смотрела, как погрузочные вилы взлетают к небу, замирают в верхней точке и начинают неумолимое движение вниз… вниз…
    Но гигант не ударил. Ухмылка сползла с его лица, он попятился, складывая вилы.
    – Что здесь происходит? – спросил жесткий уверенный голос откуда-то из-за спины Леты. Обладатель голоса подошел и встал рядом с ней. Боясь потерять из виду грузчика, выпускница лишь немного повернула голову к своему спасителю – и увидела красный корпус с навесной броней. Охрана правопорядка! Полицейский!
    – Гражданин, вы чем-то недовольны? Имеете какие-то претензии? Желаете пояснить, в чем дело? Отвечайте, когда вас спрашивают! – полицейский атаковал растерявшегося грузчика вопросами. Тот отступал все дальше и дальше.
    – Да нет, офицер, никаких проблем, – бубнил гигант. – Я тут случайно задел паренька, но это по неосторожности… Я не хотел ничего такого… Вон он уже поднимается.
    Шквал и правда зашевелился.
    – Эй, парень, ты ведь извинишь меня, да? – продолжал оправдываться грузчик. – Вот видите, офицер, он извинит. Так что я пойду, хорошо?
    Он сделал еще несколько шагов назад, потом развернулся и, громыхая, неуклюже потрусил прочь. Полицейский проводил его взглядом, пока тот не свернул в ближайший переулок.
    – Ну вот и отлично, – сказал он тогда разом подобревшим голосом. – Шквал, ты в порядке? Встать сможешь? Ты же не станешь говорить, что будущего трансформера смог вырубить какой-то грузчик?!
    Шквал и Лета удивленно уставились на полицейского. Юный робот приподнялся на локте и озадаченно спросил:
    – Откуда ты меня знаешь?!
    Тот обернулся. На его лице светилась улыбка.
    – Неужели я так изменился? – спросил полицейский.
    Они узнали его только по лицу.
    – Марш?! Ты – здесь?! – радостно закричали оба.
    Шквал вскочил на ноги и в одно движение оказался около старого друга:
    – Марш, ты! Ты вернулся! Но как это возможно?! Ты так изменился! Теперь ты останешься?
    – Я, я, успокойся, – Марш похлопал товарища по плечу. – Вижу, ты не пострадал. Вон как прыгаешь. Все в порядке?
    – Да что я?! – Шквал отмахнулся. – Я в норме. Ты-то как? Откуда? Рассказывай!
    Марш неопределенно двинул плечами:
    – Да нечего особо рассказывать. Ты же знаешь: после Учебного Центра я пошел в охрану правопорядка. За два года службы меня отметили и направили на обучение в Академию Автоботов. Вот, вернулся – буду теперь там учиться; надеюсь, смогу получить транстектор. А ты как, не раздумал туда поступать?
    Шквал замотал головой:
    – Нет, конечно! Будем учиться вместе. – А потом возгласы радости вновь вырвались наружу: – Ма-а-арш! Это так здорово, что ты вернулся! Так здорово!
    Его радость не требовала ответов, и Марш просто улыбался, глядя на своего друга. Да Шквал сейчас и не услышал бы слов – он, переполненный эмоциями, не обращал внимания ни на что вокруг.
    Лета, до того скромно стоявшая рядом, решила воспользоваться паузой.
    – Привет. А ты изменился. – Она протянула руку, коснулась кончиками пальцев красных пластин брони. – Раньше ведь был синий, только с небольшими красными вставками, а теперь – вот…
    – Ну, Лета, это же стандартная броня полицейских. – Марш развел руками. – Что поделать?
    – Это ничего, – она тихо кивнула. – Я все равно рада тебя видеть.
    – Да, теперь мы снова будем вместе, как в старые добрые времена. – Марш улыбнулся. – Кстати, а ты решила, что будешь делать после окончания Учебного Центра?
    Лета ответила не сразу. Казалось, она задумалась – но ненадолго, всего на какую-то пару секунд. Потом она сжала кулачок и уверенно сказала:
    – Я поступаю в Академию Автоботов. Мы будем учиться вместе!
    – Ого! – Марш посмотрел на Лету с удивлением. – Не ожидал от тебя такого. Ты уверена? Знаешь, служба в рядах автоботов опасна. Может, ты еще передумаешь?
    Улыбка сошла с его лица. Как же она изменилась за эти два года! Раньше она и не думала про военную службу, и даже наоборот, ругала их со Шквалом, когда они начинали мечтать о транстекторах. А теперь…
    Но Лета упрямо кивнула:
    – Мы будем учиться вместе. Я ничуть не хуже тебя.
    Впечатленный ее уверенностью, Марш не стал больше возражать. А Лета на всякий случай решила сменить тему.
    – Ну что же мы тут стоим? – воскликнула она. – Нам надо отметить возвращение Марша! Пойдемте скорее…
    – Прости, – Марш прервал ее. – Прости, прости, но – не могу.
    – Ка-а-ак, Марш?! Мы что, не отпразднуем? – разочарованно протянул Шквал.
    – Не могу. – Марш развел руками и постарался вложить в ответ как можно больше сожаления. – Прости, Шквал, сейчас не могу. Служба. Мне надо доложить командованию о прибытии. Я, собственно, туда и шел, когда встретил вас. Вечером загляну, обещаю, но сейчас мне надо идти.
    – Ну вот… – Шквал был расстроен.
    – Не переживай. Теперь мы все время будем вместе. Еще успеем напраздноваться. А сейчас, будущие автоботы, вы же должны подчиняться старшим? Кру-у-угом! Домой шагом марш!
    Они попрощались, договорившись встретиться вечером, а Шквал еще успел шепнуть другу: "Не говори никому о моем поражении". Полицейский пообещал сохранить его репутацию.
    Потом Марш еще долго смотрел вслед уходящим друзьям. Они шли рядом; Шквал то и дело наклонялся к Лете и, кажется, о чем-то рассказывал ей вполголоса, она то смеялась, то вдруг отмахивалась и начинала отчитывать его преувеличенно серьезным голосом. Неожиданно для себя Марш ощутил зависть к ним, способным быть такими веселыми и беспечными.
    "Неужели я так изменился?" – подумал он.
    Он вспомнил, как Лета бросилась к сбитому Шквалу и упала рядом с ним на колени. И вспомнил, как так же сидела юная шахтерка рядом со своим товарищем, убитым выстрелом полицейского бластера.
    Его бластера.
    Это случилось на Арге, ближайшем спутнике планеты Мастер. В который раз корпус охраны правопорядка был поднят по тревоге и направлен на подавление несанкционированного митинга в один из самых неблагополучных районов. Толпа рабочих буйствовала, громила все подряд и выкрикивала нереальные требования к властям. Полицейские попытались их утихомирить, пробовали начать переговоры, но все было тщетно. Митингующие только еще больше распалились, почувствовав нерешительность представителей власти.
    Тогда кто-то выстрелил в воздух. Рабочие на секунду замерли, словно проверяя собственную решимость – а потом раздался крик: "Они – не с нами! Бей их!" И толпа двинулась вперед.
    Звуки еще нескольких выстрелов в воздух утонули в реве митингующих, и строй полицейских дрогнул перед надвигающейся лавиной. Тогда лейтенант приказал открыть огонь на поражение.
    Их учили исполнять приказы. Это несложно: выбрать цель в своем секторе стрельбы, оценить ее относительную скорость, решить задачу встречи выстрела с целью, навестись в упрежденную точку, стабилизировать оружие…
    Марш стрелял по ногам, стараясь остановить толпу. И каждый раз, когда очередной подстреленный падал на землю, он аккуратно отводил бластер в сторону, чтобы не попасть в него вновь…
    А потом, обходя свой сектор, проверяя идентификацию у раненых и помогая грузить их в транспорт, он увидел ту девчонку. Зелено-коричневая шахтерка склонилась над лежащим без движения товарищем. Предчувствуя беду, Марш подошел к ней.
    – Что с ним? – спросил он.
    – Ты что, сам не видишь? – резко обернувшись, крикнула она. В груди ее товарища зияла сквозная дыра. – Вы убили его, убили! Звери! А он просто хотел нормальных условий существования!
    Она дернулась, привстала и попыталась приподнять погибшего. Ничем не усиленные, перепачканные землей и скрипящие ржавыми сочленениями руки оторвали мертвое тело от земли; и тут же вывернулись, уронив его назад.
    – Этот инцидент будет расследован, и виновные понесут наказание, – Марш ответил четко по инструкции.
    – Расследован?! Наказание?! – шахтерка набросилась на него. – Покажи мне, кто это сделал! Я убью его голыми руками!
    – Это нельзя сейчас установить, здесь многие стреляли… – Марш отступил назад.
    – Покажи! Кто! – она била кулачком его в броневой нагрудник и повторяла эти слова снова и снова.
    Потом к ним подошли еще шахтеры – должно быть, ее друзья. Они отстранили ее от Марша и, успокаивая, увели с собой. Тело убитого полицейские положили к другим таким же и учли в списке допустимых жертв среди мирного населения. Это уже была рутина.
    Только для Марша этот убитый остался особенным – им убитым. Никто и никогда не выяснял, кто именно совершил тот или иной смертельный выстрел; случайные жертвы считались для отряда целиком, делясь на всех. Но Марш был почти уверен, что его собственный счет в этот день открылся.
    Он никому не рассказал о своих мыслях, но после этого случая стал избегать применения оружия. А вскоре подал рапорт об отставке.
    Однако командование поняло его иначе.
    – Правильно, нечего тебе в полиции засиживаться, – сказал капитан, прочитав рапорт. – Надо двигаться дальше, одобряю! Здоровые амбиции – это хорошо…
    На планету Мастер Марш вернулся с направлением в Академию Автоботов.


*    *    *



    Айса смотрела на офицера безопасности Космического Моста. Он смотрел на нее. Молчание затягивалось.
    – У вас какие-то проблемы? – спросил наконец офицер безопасности. – В чем дело?
    – Нет-нет, офицер, что вы, никаких проблем, – выдавила Айса, натягивая улыбку и заглядывая ему прямо в глаза.
    – Тогда почему бы вам не перестать тратить мое время и не приложить руку к идентификатору? – Он нетерпеливо ткнул в коммуникационную панель разделявшего их аппарата.
    – Да-да, офицер, конечно же, идентификатор… – закивала Айса, не сводя с него преданного взгляда. – Извините, я просто что-то задумалась.
    Она протянула руку и коснулась ладонью панели. Послышалось тихое гудение.
    – Итак, Монета… – офицер сверился с информацией на терминале. Айса закивала еще старательнее. – Место постоянного проживания: планета Мастер, город Палладий. Возвращаетесь домой из двухнедельного путешествия на спутник Арг… Какова была цель вашего посещения Арга?
    – Я… – Айса запнулась и принялась лихорадочно вспоминать. "Что же говорила тогда эта напыщенная фемка? Кажется, что-то про какие-то исследования. Ах да…" – Я собирала материалы для реферата про последователей десептиконов. Я, знаете ли, собираюсь поступать в Академию Автоботов, и такая исследовательская работа будет для меня большим плюсом при зачислении.
    Офицер безопасности внимательно посмотрел на нее:
    – С вами точно все в порядке?
    – Абсолютно. Что-то не так?
    Вместо ответа он указал на панель идентификатора. Айса медленно перевела взгляд вниз.
    Ее рука на панели часто дрожала, заставляя вибрировать весь аппарат. Видимо, потом вибрация передавалась и дальше, выражаясь в низком гудении окружающих блоков и терминалов. Офицер безопасности не посчитал это нормальным.
    Айса быстро прижала ладонь к панели другой рукой. Гудение усилилось.
    – Это датчики обратной связи сбоят… – она подняла голову и вновь воспроизвела самый преданный взгляд, на который только была способна. – И они сваливают систему управления приводами в автоколебания. Вы же понимаете: два путешествия подряд… А на Арге ведь гравитация меньше… Только датчики перенастроились, как уже надо возвращаться – и снова настраиваться. Я все исправлю! Мне надо только добраться домой…
    Офицер безопасности задумался, опять заглянул в информацию на терминале, а потом с неохотой кивнул:
    – Так и быть, проходите. Но не забудьте заново откалибровать датчики.
    – Конечно, офицер, я непременно сделаю это в ближайшее время.
    Он отодвинулся, пропуская ее.
    Айса медленно пошла полутемным залом. Только не бежать! Только не давать повода для подозрений! Шаг, шаг, еще шаг…
    С каждым шагом она все дальше оставляла за собой офицера безопасности, терминал прибытия, Космический Мост и всю свою прошлую сущность. Она больше не была Айсой, бедной шахтеркой из грязных рабочих кварталов Арга. Теперь она была Монетой – полноправной гражданкой Палладия, поступающей в Академию Автоботов. Теперь она могла мстить.
    И пускай для этого ей придется оказаться среди палачей, каждый день ходить в эту академию, сидеть рядом с ними, приветливо кивать и смеяться над их шутками. Но убийца Динамита будет найден и уничтожен. И Академия – лучшее место, чтобы начать поиски. Пусть ей претит находиться там – она отомстит, не отступится. Она слишком далеко зашла.
    В тот день, когда они убили Динамита… В тот день, когда она, горящая местью, отыскала лидера тех, кто называет себя десептиконами… В тот день, когда он пообещал отправить ее на Мастер, если она найдет кого-то, чье место сможет занять… и еще выполнит одно задание для него в Академии Автоботов… В тот день, когда она встретила эту напыщенную фемку из Палладия, гуляющую по Аргу как будто на экскурсии… В тот день, когда она без колебаний убила ее, чтобы заполучить новое тело… В тот день она решила, что назад дороги нет.
    Это оказалось несложно. Глупая фемка, слишком выделяющаяся в толпе своим необычным синим корпусом, сама лезла ко всем с вопросами. Когда Айса приветливо улыбнулась и выразила желание пообщаться, ее радости не было предела. Она, наверное, даже не успела понять, что произошло: Айса сделала все в точности так, как учили те, кто называл себя десептиконами. Так шахтерка получило новое тело – и возможность для мести…
    Медленным шагом, постоянно сдерживаясь, чтобы не оглянуться, Айса вышла из здания и пересекла площадь перед терминалами Космического Моста. Каждую секунду она ожидала окрика сзади; каждую секунду она заново решала, бежать ей или сражаться в таком случае… Но этого не произошло.
    Айса без проблем достигла противоположной стороны площади, пошла по первой попавшейся улице, наугад свернула в боковой переулок, потом свернула еще раз, протиснулась в узкий проход между двумя корпусами какого-то завода и только тогда решила, что можно остановиться. Прижавшись к стене, она осторожно выглянула из-за угла здания. Погони не было. Никто не шел за ней, нигде не раздавались тревожные крики, не завывали полицейские сирены.
    Тогда Айса позволила себе немного расслабиться. Она активировала коммуникатор, запросила маршрут до ее нового дома; а потом, перед тем как выйти на оживленные улицы и слиться с толпой, попробовала оценить себя со стороны. Да, она определенно выглядела как самая обыкновенная гражданка Палладия, ничто не выдавало в ней чужака… только руки по-прежнему дрожали. Подумав, Айса отключила спрятанные в предплечьях виброклинки – и неприятная дрожь в руках прекратилась.


*    *    *



    Кросс ждал.
    Стоя у транстектора, он в сотый раз полировал автоботский знак на стекле кабины. На том уже не просматривалось ни единого тусклого пятнышка, но Кросс все тер и тер блестящий металл. Все остальное уже было готово. Его транстектор – стандартная патрульная модель, с колесной наземной трансформой и базовым вооружением – стоял отмытый, снаряженный и заправленный.
    Вообще-то Кросс не отличался особой аккуратностью, и на службе обычно появлялся за пару минут до начала дежурства. В этот день он приехал на базу раньше по чистой случайности, взглянул на график патрулей, ища имя своего сегодняшнего напарника – и впал в ступор. А когда смог осознать эту информацию и поверить в нее – бросился готовить транстектор.
    Он успел к началу дежурства, и даже еще какое-то время нетерпеливо ждал, стирая последние пылинки с хромированных деталей транстектора. Наконец в ангаре появился его напарник.
    Широкую площадку, на которой обслуживались и ремонтировались три десятка боевых машин, Фрейя пересекла стремительной походкой меньше чем за минуту. Кросс молча любовался ее уверенными, но такими легкими движениями. Он хотел бы в этот момент идти с ней рядом, слегка приобнимая за плечи – впрочем, об этом мечтал каждый автобот Палладия. Вот только…
    Кросс выпрямился и отработанным движением вскинул кулак к груди:
    – Приветствую, майор!
    – Приветствую, лейтенант, – майор коротко кивнула. – Все готово?
    – Так точно!
    – Хорошо, выдвигаемся.
    Они выехали из ангара вместе – угловатый, с рублеными гранями белый транстектор Кросса и гладкая, похожая на вытянутую каплю синяя машина Фрейи. Майор владела сделанным по особому проекту четырехрежимным транстектором, который помимо обтекаемого автомобиля с обманчиво-мирным видом и робота, вызывающего зависть у всех без исключения автоботок, имел еще режим самолета и пантеры. И владела вполне заслуженно.
    Кросс чуть отстал, принимая роль ведомого. Стараясь удержаться за несущейся вперед Фрейей, он раздумывал над тем, почему майор вдруг решила взять с собой на патрулирование его. Любопытство терзало лейтенанта, и он уже почти решился нарушить субординацию и спросить ее напрямую, когда Фрейя вдруг сама вызвала его.
    – Лейтенант?
    – На связи, майор.
    – Лейтенант, надо поговорить. Я слышала, что вы не утруждаете себя пунктуальностью. Приходите на службу поздно, с обслуживанием транстектора опаздываете. Что скажете? У вас что, есть еще какие-то важные дела помимо службы?
    – Никак нет, майор! По-моему, я везде всегда успевал к крайнему сроку, и никаких нареканий никогда не было. Если этого недостаточно, я готов приложить больше старания…
    – Придется. Но не там, где вы думаете, лейтенант. Для вас есть особое задание. – Фрейя замолчала, подбирая слова. – Вы ведь знаете, лейтенант, что все автоботы, проявившие свои способности, должны передать свои умения новым поколениям? Что вы думаете о преподавании в Академии Автоботов в дополнение к вашим основным обязанностям?
    Если бы автомобиль Кросса мог прыгать, он бы сейчас подпрыгнул и, несомненно, вылетел бы с трассы. Преподавать в Академии! Вместе с другими выдающимися автоботами, вместе с Фрейей! Его признали достойным!
    – Я… я готов! Конечно, готов! Знаете, майор, я хорошо стреляю…
    – Детали вы узнаете позже, но для начала, полагаю, вы неплохо справитесь с ролью инструктора по рукопашному бою.
    Радость Кросса улетучилась так же быстро, как и появилась. Размечтался, железный болван! Академия, способности… Рукопашный бой был базовой и самой стандартной дисциплиной, в которой ничего не менялось вот уже тысячи лет. Умения инструктора здесь не значили ничего, а его роль сводилась к тому, чтобы быть грушей, на которой курсанты будут отрабатывать удары. Простой говорящей грушей, способной указать новичку на ошибки.
    – Рукопашный бой… – протянул Кросс. – Майор, а нельзя…
    – Разве вы не готовы выполнять свой долг на любом месте, лейтенант? Вас выбрало Верховное Командование! Неужели вы собираетесь разочаровать их?
    – Виноват, майор! Я готов!
    Кросс замолчал и надолго погрузился в свои мысли. Держась за Фрейей, он не заметил, как они отклонились от заданного маршрута патрулирования. Лейтенант пришел в себя, только когда майор резко затормозила и трансформировалась. Он автоматически последовал ее примеру и огляделся.
    Они оказались в старой, малоиспользуемой части космопорта, среди заброшенных ангаров и ржавой, отслужившей своё техники. Мастерианам некуда было летать: Космический Мост после своего создания обеспечивал уверенное сообщение со спутниками, координат других обитаемых планет они не знали – так что космопорт использовался лишь для запуска на орбиту коммуникационных спутников. Да и то, после создания достаточной орбитальной группировки количество запусков сократилось на порядок, обслуживая лишь задачу замены вышедших из строя спутников новыми. Так что космопорт, за исключением пары работающих стартовых столов, все больше приходил в запустение.
    Фрейя подошла к ближайшему ангару, потянула проржавевшие ворота, потом оглянулась на Кросса:
    – Лейтенант, помогите!
    Вдвоем они распахнули тяжелые створки и вошли внутрь.
    В полутьме ангара лейтенант с трудом разглядел черный, сливающийся со стенами объект. Шестиугольную призму, высотой почти равную самому Кроссу в трансформе, можно было назвать спутником связи лишь условно. От когда-то многочисленных антенн остались лишь обугленные кронштейны, видеообъективы оплавились, да и сам корпус почернел совсем не по изначальной задумке создателя.
    "Жесткая у него было посадочка," – подумал Кросс, обходя объект по кругу. "И откуда вообще взялась эта штука. Я всегда думал, что коммуникационные спутники маленькие". Он рылся в базе данных, ища хоть какую-то информацию о спутниках такой конструкции, и не находил ничего свежее нескольких тысяч лет.
    Тем временем Фрейя вытащила клинок и несколько раз провела им по корпусу объекта, счищая гарь. Под гарью обнаружилась едва заметная пластина. Поддев ее клинком, майор открыла панель, под которой оказалось целое множество коммуникационных портов.
    Фрейя достала коммуникатор, подсоединила его, немного поколдовала над настройками, а потом, закончив, отошла на пару шагов назад.
    Она вытянулась, словно на официальном смотре, и твердо сказала:
    – Я – майор Фрейя, это – лейтенант Кросс. Вы слышите нас?
    – СЛЫШУ… – голос заполнил все здание, вырвался через ворота и покатился прочь. Железные конструкции ангара завибрировали.
    Фрейя метнулась к коммуникатору, убавила громкость.
    – Изображение присутствует? – спросила она.
    – Я вижу и слышу вас, – ответил голос уже тише.
    – Хорошо, – майор кивнула и вновь приняла официальную позу. – Верховным командованием автоботов планеты Мастер я уполномочена встретить вас и сообщить о принятых в отношении вас решениях. Командование считает ваше наказание отбытым. Вы свободны и можете идти куда угодно.
    – Идти? – коммуникатор издал звук, похожий на смешок. – Вы считаете, что я могу куда-то идти? Вас плохо учили разговаривать с осужденными, майор. Не следует без особой нужды вызывать у осужденного гнев, если хотите о чем-то поговорить.
    – Я… я… – Фрейя мотнула головой. – Я не это имела в виду. Вы свободны…
    – Я давно уже свободен только в пределах этой шестиугольной банки. Меня нельзя сделать еще более или менее свободным. Я могу делать только то, что позволяет мне банка… – голос становился все громче, и Фрейе вновь пришлось убавить звук.
    – Вы… ваше недовольство объяснимо, и поэтому командование уполномочило меня сделать вам предложение. Командование считает, что ваши знания и опыт могут быть полезны в Академии Автоботов. Командование предлагает вам занять место преподавателя в Академии.
    – Меня – в Академию? – голос, казалось, засмеялся.
    – Там вы будете приносить пользу обществу. Командование надеется, что так вы сможете возместить то зло, что совершили в прошлом. – Она как будто читала приказ.
    – Так командование хочет, чтобы я возмещал зло и приносил пользу? Неожиданное решение. Может, я и в космосе этим занимался? Особенно когда после первой сотни лет вышло из строя девяносто процентов приемников, оставив меня почти слепым и глухим? Наверное, мне следует выразить командованию сожаление в связи с бесцельно потраченным временем?.. – он оборвал поток вопросов, а потом неожиданно продолжил в другом направлении:
    – Майор, а вы не боитесь предлагать осужденному такое?
    – Вас будет сопровождать лейтенант Кросс. Командование считает, что он сможет уравновесить ваши отрицательные качества, и проследит, чтобы вы не делали глупостей. Так вы согласны?
    – Академия… – обугленный спутник задумался. – А что я получу, если буду учить ваших курсантов?
    – Вы от нас… что-то… хотите? – напряженно произнесла Фрейя.
    – Я ХОЧУ ТЕЛО!
    Кросс не знал, что коммуникатор способен воспроизводить звуки такой громкости. Остов ангара заходил ходуном, с крыши упало несколько листов металла.
    – Тише, тише, пожалуйста, – в голосе Фрейи слышалось напряжение. – Командование рассмотрит вашу просьбу. Думаю, если все будет хорошо, они не откажут…
    Слушая этот диалог, Кросс никак не мог поверить, что все это происходит в реальности, что он не подхватил какой-то новый вирус или не пережег в мозгу какие-то цепи. Древний робот, осужденный, чей мозг в наказание был извлечен из тела и помещен в коммуникационный спутник – это все не поддавалось никаким разумным объяснениям. И его собираются назначить сопровождающим этого непонятного ящика! В тайне от всех, с прикрытием в виде роли инструктора по рукопашному бою. Наверняка с этим связана какая-то загадочная и никому неизвестная история. Что ж, он справится с этим делом! И конечно он разузнает, что это за робот. Это будет интересно!
    – Что ж, я буду делать то, что хочет от меня Верховное командование, – наконец ответил голос.
    – Есть еще один вопрос, который нам надо решить, – сказала Фрейя. – Имя. Как вы понимаете, вы не можете действовать под вашим старым именем. Да и по устоявшейся традиции, старое имя связано со старым телом, а новому телу всегда соответствует новое имя. Ваше тело сейчас – этот спутник, и поэтому вам необходимо выбрать…
    – У меня уже есть имя!
    – Но вы не можете…
    – У меня уже есть имя! Его дали мне средства информации – те, кому захотелось этого сарказма, те, кто кричал на каждом шагу о моем деле, кто считал, что знает обо мне лучше всех, включая меня самого. МЕНЯ ЗОВУТ МИРОТВОРЕЦ!
    Кросс обнаружил, что стоит перед шестигранной призмой, сжимая в обеих руках бластеры и закрывая собой Фрейю. Он даже не заметил, как это случилось.
    – Лейтенант, опустите оружие! – крикнула Фрейя.
    – Но, майор, это же генерал Цестус Максимус… десятки тысяч роботов…
    – Лейтенант! Опусти оружие! Это приказ! Он – отбыл свое наказание!
    – Но я не хочу… не могу с ним…
    – Лейтенант, мы должны!
    – Но…
    Фрейя подошла и тронула его за руку:
    – Опусти. Он больше не генерал. Теперь его зовут Миротворец.
    И Кросс сдался.
    Резко развернувшись, он бросился вон из ангара. Ненависть к самому страшному убийце Мастера, злость на командование, позволяющее этому чудовищу вернуться в общество, разочарование от того, каким оказалось его особое задание – чувства требовали выхода. Кросс пару раз пнул ногой кстати подвернувшийся ржавый бак. Стало легче.
    Фрейя задержалась, разъясняя разуму убийцы детали его скорого переезда в академию. А когда Кросс вернулся, она неподвижно стояла у ангара спиной к нему, уставившись в одной ей известную точку.
    Он окликнул ее. Она не ответила.
    Он подошел ближе и окликнул ее снова:
    – Майор!
    Молчание.
    – Майор! Фрейя!
    Он схватил ее за плечи, встряхнул и развернул к себе.
    – Знаешь, я чуть было не пристрелила его сама, – сказала Фрейя, смотря куда-то в пустоту. – Но приказ…
    Майор мотнула головой и взглянула на Кросса:
    – Спасибо… – она улыбнулась. – Спасибо за поддержку, за то, что не отказался… И за то, что закрыл меня… Спасибо, Кросс.
    В тот день она впервые назвала его по имени.

@темы: трансформеры, "Мир для всех"

URL
Комментарии
2012-01-04 в 13:29 

Leyna Camaro
Life muse
Э, Фрейя ?Оо

2012-01-04 в 13:39 

Leyna Camaro
Life muse
Шарк, а интересно

2012-01-04 в 18:18 

=Dreamer=
Ну вот, пишем помаленьку. :write:

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Отчет о творчестве

главная